skip to Main Content

Великая княгиня Владимирская Мария Ясыня

1 апреля — День памяти святой благоверной великой княгини Владимирской Марии Ясыни (Аланской). В России и на Родине святой — Осетии — ее имя особо почитаемо. За активное участие в государственных делах и в служении милосердия ее нарекли собирательницей святой Руси.

Историки подчеркивают необычайную красоту Марии, которой она никогда не кичилась и не превозносилась. Она, как и многие знатные женщины, жила богато и могла бы позволить себе многие земные удовольствия. Но все это было чуждо ее доброму и благородному сердцу. В земной жизни у княгини было особое призвание, которое ей определил Господь. Не жалея сил она отдавала себя служению людям и Господу: возводила храмы, воспитывала детей, помогала нуждающимся. Благоверная княгиня успела в жизни все: стать хозяйкой, замечательной матерью, благотворительницей и верной помощницей своему супругу.

Правление великого князя Всеволода Большое Гнездо стало временем наивысшего расцвета Владимиро-Суздальской земли, когда росли и процветали города, строились храмы, а авторитет и старшинство Владимирского князя признавали за редким исключением по всей Руси. И в этом есть заслуга великой княгини Марии Ясыни, об удивительной судьбе которой нам необходимо помнить.

Главными источниками, свидетельствующими о жизни и деятельности княгини Марии Ясыни, являются Лаврентьевская и Троицкая летописи. Они повествуют о том, что родилась благоверная княгиня в Западной Осетии, вышла замуж за русского князя Всеволода Большое Гнездо и подарила ему 12 детей, из которых четыре (Константин, Георгий, Ярослав, Святослав) в дальнейшем были великими князьями Владимирскими.

Княгиня Мария покровительствовала иконописцам и художникам-миниатюристам, украшавшим церковные рукописные книги, помогала больным и нищим. Она стала для своего мужа, князя Всеволода, не только любящей женой, но и верной и умной соратницей в делах государственных. Например, пока он находился в военных походах, княгиня лично контролировала строительство городов Тверь и Хлынов.

Наравне со своим супругом Мария Ясыня являлась попечительницей строительства Дмитровского собора, возведенного во Владимире во имя святого покровителя князя Всеволода (в крещении Димитрия) — великомученика Димитрия Солунского. А вместе с лучшими зодчими Руси в возведении и украшении этого собора принимали участие и аланские мастера. Эта архитектурная жемчужина древнерусского зодчества сегодня находится под охраной ЮНЕСКО.

С именем княгини связаны несколько обителей, которые святая успела воздвигнуть за годы своей жизни и в которых на протяжении столетий с благодарностью хранилась память о ней. Основание в 1200 году женского Успенского монастыря во Владимире и строительство собора в нем — это тоже заслуга княгини Марии Ясыни, и потому до наших дней монастырь называется «княгининым». Изначально монастырь был задуман как родовая усыпальница княгинь и княжеских дочерей Владимирского княжеского дома. В XIII веке здесь были погребены сама княгиня Мария, ее сестра Анна, дочь князя Всеволода и княгини Марии — Елена, позднее — обе супруги святого благоверного князя Александра Невского — Александра и Васса (Василиса) и его дочь Евдокия. Монастырь долгое время был самым богатым и знаменитым среди всех женских обителей Руси.

Историки сообщают, что на великокняжеский престол Всеволод вступил будучи женатым. Однако сведения о его женитьбе и знакомстве с будущей супругой потонули в реке времени. Сомнений не возникает лишь в том, что Мария — осетинская княжна. Летописи прямо называют ее «ясыней», что свидетельствует об осетинском происхождении. Но где пересеклись пути этих двух людей, оставивших глубокий след в истории?

Исследования свидетельствуют о двух возможных перекрестках двух судеб. Например, в Грузии — в местных хрониках отмечена встреча в 1169–1170 годах грузинского царя Георгия III из династии Багратионов с племянником из Константинополя и о его свадьбе с осетинской княжной. Этим племянником вполне мог быть Всеволод. И Георгий, царь грузинский, отец прославленной царицы Тамары, и мать Всеволода были внуками Давида IV Строителя. Вполне резонно, что на пути из Царьграда на Русь мать с сыном заехали навестить тифлисскую родню. Шестнадцатилетнему Всеволоду приглянулась юная Мария, родственница красавицы Бурдухан — супруги царя Георгия, дочери осетинского царя Худана. Впрочем, скорее всего, Марией прекрасная ясыня стала уже на Руси, но осетинского имени история не сохранила.

Второй перекресток отыскался в Киеве. Связи киевских великих князей с ясами (те же аланы, предки современных осетин) отсчитывают с Х века. Полутора веками позже сын Мономаха Ярополк Владимирович ходил походом в половецкие степи и пленил дочь ясского князя. С ней, вероятно, прибыли в Киев и родственники. В той же Ипатьевской летописи на службе у киевских князей обнаруживается воевода Шварн. Есть версия, что именно он и был отцом Марии Шварновны.

Рожденное Марией «большое гнездо»: сыновья, внуки и их потомство — определяли судьбу России в течение еще долгих веков и оставили яркий след в русской истории. И в этом, конечно, есть заслуга Владимирской великой княгини. Старший ее сын Константин, продолжая дело матери, строил церкви в Ростове и Ярославле, основал в родном княжестве библиотеку и духовное училище при одном из монастырей. Другой сын, Георгий, героически пал в знаменитом сражении русских войск с полчищами Батыя на реке Сити. Внук Марии, красавец и храбрец Василько Ростовский, замученный татаро-монголами, был канонизирован, а имя еще одного ее героического внука — святого благоверного князя Александра Невского — известно всем со школьной скамьи. А всего род князя Всеволода Большое Гнездо и княгини Марии дал Русской Православной Церкви 13 святых!

Мария прожила праведную, но не слишком долгую жизнь — приблизительно пятьдесят-пятьдесят пять лет. От последних — двенадцатых родов — она так и не оправилась и последние семь лет жизни тяжко болела. «Страдая тяжким недугом, она изъявляла удивительное терпение, часто сравнивала себя с Иовом и за 18 дней до кончины постриглась…» — свидетельствует русский историк Н. М. Карамзин. В монастырь ее провожали муж, дети, монахи из всех монастырей и весь город. Все плакали и жалели бесконечно добрую Марию.

Вскоре после пострижения в монахини с именем Марфа она скончалась «и была положена в монастыре своем в церкви Богородицы, погребена с рыданием и плачем великим над нею…». А сыновья великой княгини всю жизнь помнили и детям своим передали духовное завещание своей матери. Карамзин рассказывает о поучении Марии просто и величественно: «Готовясь умереть, призвала сыновей и заклинала их жить в любви, напомнив им мудрые слова великого Ярослава, что междоусобие губит князей и Отечество, возвеличенное трудами предков; советовала детям быть набожными, трезвыми, вообще приветливыми и в особенности уважать старцев, по изречению Библии: во мнозем времени премудрость, во мнозе житии ведение». Рассказывая о роли женщин в древнерусском обществе, историк отметил, что запись в Лаврентьевской летописи о кончине Марии Шварновны является примером любви и уважения к женщине в Древней Руси.

Комментариев: 0

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back To Top
×Close search
Поиск