skip to Main Content

Достоинство и мужество — главные опоры лирики поэта Ивана Цховребова

В этом году исполнилось ровно 80 лет осетинскому поэту по имени Иван Цховребов. Несмотря на свой возраст, он до сих пор активно интересуется жизнью своего народа, ситуацией на Родине, отражая все свои переживания в стихах.
Иван Лазаревич родился в 1926 году в с. Мсхлеб Южной Осетии. В детстве он много читал, его любимые писатели-поэты: К.Л.Хетагуров, Б. Боциев, Кавказаг Гафез, К. Маргиев, Н. Доризо, а также А.С. Пушкин, М.Ю. Лермонтов, С.Есенин, Владимир Маяковский, Сергей Михалков и др. Сам писать Иван Лазаревич начал, когда ему было всего восемь лет.
«Поэзия для меня началась даже раньше первых выученных мною слов, тогда, когда впервые осознанным взглядом увидел снежные, обступившие меня со всех сторон вершины Кавказа. Выше вершин этих могло быть только небо. Мне казалось, что я  живу не в ущелье Джава, а на дне неба. Так на всю жизнь и осталось у меня — мир состоит из земли и неба. И это небо — свое, земное близкое. Потом были- наши гортанные осетинские песни, сказания о смелых нартах: они меня учили узнавать в сказке жизнь, а в жизни- сказку. Но только позже я понял, что окружающая меня жизнь и есть самый главный источник поэзии. И все же самый большой учитель мой — любовь к родной земле и её людям» — рассказывает о себе поэт.
Закончив среднюю школу, Иван Цховребов поступил на факультет русского языка и литературы в Педагогический институт в г. Цхинвал. Свое образование он  завершил в Москве, в Литературном институте им. Горького, а затем  и на Высших литературных курсах при Союзе писателей СССР.
Сразу после окончания вуза, в 1949 г., поэт начинает работать зав.массовым отделом  Юго-Осетинского отделения Союза писателей, и ответственным секретарем в журнале «Фидиуаег». Иван Лазаревич Цховребов с 1950 г. член КПСС, с 1952 г. — член союза писателей СССР. Его первый поэтический сборник под названием «Красная звезда» был издан в 1950 году, именно в нем поэт определил ведущие темы своего творчества: тему родной своей, вершинной земли.
Перу талантливого поэта принадлежит более 30 сборников стихов, поэм, легенд и баллад. Это лишь некоторые из них: «По пути счастья»,  «Дружба», «Человек  поэт», «Слово сердца», «Ровесник гор», «Горец», «Тайна сердца»,  «Башни»,  «Улыбка друга»,  «Облака и корни», «Исток», «Пока не поздно» и.т.п. Его стихи издавались не только на осетинском и русском языках, но также и на грузинском, болгарском.
Один из его друзей и коллег – Владимир Цыбин – так охарактеризовал поэта: «Достоинство и мужество — главные нравственные опоры лирики осетинского поэта. Прежде всего, достоинство труженика, одержимого творчеством и работой влюбленного в родную землю. Иван Цховребов  — большой мудрый поэт, каждое слово, каждая строка исходит из его больного доброго сердца, крепко связанный с жизнью народа и современностью. Это — поэт национальный. Таким он входит в русскую, советскую поэзию».
Большая часть стихов, написанных за последние годы Иваном Цховребовым, вошли в сборник под названием «Эхо времени». В книге представлены произведения о родине поэта, о его любви, а также о друзьях и родственниках.
Уже давно Иван Лазаревич находится на заслуженном отдыхе, в своей московской квартире он часто перелистывает страницы собственных книг, на память читает любимые стихи и с радостью дарит свои сборники произведений гостям.
Роланд Бибилов
МОЯ ОСЕТИЯ
Моя колыбель… Тут я жил и рос.
Отчизна! Горжусь тобой!
Ты — море трепещущих красных роз,
Ты вешних цветов прибой.
Снега на вершинах твоих горят.
Стоишь в выси огневой
Невестой, одетой в живой наряд
Парчи своей снеговой.
Кавказские горы к тебе сошлись,
Готовясь тебя обнять.
Но ты устремляешься гордо ввысь
И смотришь на них, как мать.
Закрыли от ветров они тебя…
Щедра ты, земля моя.
Уходишь ты, гривы садов клубя,
В заоблачные края.
И вместе с тобой твой народ растет-
Он тоже стремится ввысь.
Тебя прославляет из года в год-
И ты им сама гордись!
Он трудится в отчем своем дому.
 Характер его — прямой.
Осетия! Ты приглядись к нему:
Под стать он тебе самой.
Осетия! Песенный край родной!
Здесь каждый лесной ручей
Журчит и поет о тебе одной,
И в нем — перезвон мечей.
Он видел, как билась с врагами ты,
Он слышал чужую речь.
Он видел, как были бои круты,-
И сам зазвенел, как меч…
Но только зачем нам смотреть назад?
Ведь время спешит вперед.
Осетия! Ты расцвела, как сад.
Богатство твое — народ!
Он с русским братом слетал к Луне,
Он солнцу в глаза взглянул.
Он с русским братом слетал к Луне,
 Вокруг её обогнул.
Захочет народ — и цветут сады,
Заводы встают вокруг,
Толпятся стада у речной воды,
Овец не вмещает луг…
Моя колыбель… Тут я жил и рос.
Отчизна! Горжусь тобой!
Ты — море трепещущих красных роз,
Ты вешних цветов прибой.
И твердо верю я:
Ты будешь такой же.
И СССР восстановят
Твои храбрые патриоты, сыны.
МХСЛЕБ
…Люблю наш тихий дом в Мхслеби,
 Где детство я провел у башни.
Когда объят он крепким сном
И мрачной высится громадой
У леса,— и над ним одна
Меж сосен плавает луна.
Какою чистою прохладой
В ту пору воздух напоен!
Как вольно грудь его вдыхает!
И звездной россыпью сверкает
Так чудно темный небосклон…
Здесь бук растет, дубы большие,
Орешник, там, где дом и сад…
И яблоки, и груши зреют.
Люблю, друзья, в такие ночи
Сидеть безмолвно у окна,
Смотреть, как ясно блещет в очи
 Одушевленная Луна.
Как высь над садом серебрится
И в поднебесье вольно мчится
И тает тучка, и вдали
Звезда падучая мелькает,
И за чертой немой земли
Зарница слабо полыхает…
В такие ночи мысль живей
Бодрит мой ум. Воображенье
За впечатленьем впечатленье
 Воссоздается предо мной
И я люблю, и я тоскую…
 Бывало старых дней’ поэт,
 Высоко вознесенный славой,
Живым умом постигнув свет,
Писал нам образ величавый
Иль восхитительный портрет.
Его герой владел умами.
Своими гордыми страстями
Он тьмы поклонниц привлекал,
Он был гоним ужасным роком,
В своем стремлении высоком
 Он был для света — идеал.
К чему стремится он? Об этом
Мы прочитали груды книг.
Но мне пора иным портретом
Занять читателей своих.
А впрочем… надо ль? Повесть эта
Не потеряет, если в ней
Не будет бледного портрета—
Плода фантазии моей.
Разумней, кстати, пыл и краски
 Нам для иных картин сберечь…
Портреты, право,— те же маски
 С кудрями черными до плеч,
С лицом мечтательным и гордым,
С высоким лбом, огнем в глазах,
С усами, подбородком твердым
 И тайной вечной на устах…
Они мне прежде часто снились,
Я бредил ими. Но сейчас
Мечты — другими заменились,
 Огонь иных — чудесных глаз
Мне чудится и дни, и ночи,
И душу я готов отдать,
Чтоб эти ласковые очи
Единый раз поцеловать…
И эту девушку обнять, ласкать,
Которая несла мне музу…
И я писал про всех, про Рузу…
Смеркался день. В дали глухой,
Все чаще небо рассекая,
Огонь. струился. Ветер злой
В деревьях бился, завывая.
В тот час, раздевшись, у окна
Сидел мой друг нетерпеливый.
Он видел: ярко вышина
Вдруг озарялась. Дыма гривы
В ней накалялись докрасна
И в зареве мгновенье тлели;
И гасли, и опять светло
Багровым пламенем горели.
 И с ветром в темное стекло
Уж капли первые звенели.
И ночь с грозовых туч слетела.
 Весь дом безмолвен, как скала.
Тут страсть, мучительна и зла,
Вконец героем овладела.
— Пора,— подумал он,— теперь
Она одна, она томится…
И тихо он толкает дверь,
Идет неслышно. Половица
Нигде не скрипнет под ногой.
Крадется дальним коридором.
 Блистая, молния порой
Его осветит. Быстрым взором
Он пробегает ряд дверей.
Вокруг все мертво, лишь сильней
Грохочет буря. Ветер, воя,
 Стучится в дальнее окно.
И в свете молний лик героя
Уныл и бел, как полотно.
Но вот та дверь. Руке покорна,
Едва-едва затворена,
За этой дверью чудотворной
Его, конечно, ждет она…
Войдет… груди ее коснется,
Горячей, трепетной рукой—
И пламя в их крови прольется,
И… тише, сердце, что с тобой?
Скажи, ужель чужое счастье
Так живо трогает тебя?
Любви давнишней самовластье,
Казалось, вовсе истребя,
Ты спала мирно и лениво,
 Тебя не трогала любовь…
Но минул только год — и диво!-
Ты бьешься, ты пылаешь вновь!
Ты помнишь, друг, в краю родном,
Перед дорогой чужедальней
 Мы собирались за столом
Одной семьей на пир прощальный.
 Мы знали: многие из нас
Опять увидятся едва ли.
Но, позабыв печаль на час,
Мы до разлуки пировали.
Второй уже промчался год.
Нас разбросало всех по свету.
И время ль снова соберет
Плеяду дружескую эту?..
И те, которым суждено
Судьбой дожить до новой встречи,
Вздохнут с тоской, подняв вино:
 «Иных уж нет, а те — далече… »
Но нынче бодр в нас жизни дух.
Еще не время для печали.
Последний тост — ты помнишь, друг?—
В тот день за счастье мы подняли.
Так вспомним этот тост опять
На дружеской пирушке нашей.
Хочу вам счастья пожелать,
Друзья! Полней и выше чаши!
Да жарче в вас сердца горят
И не дряхлеют, с жизнью споря!
Да вечно ваш веселый взгляд
Не отуманят слезы горя!
Да будет вам печаль легка
И обретет в других участье!
Пусть дружбы верная рука
Поддержит вас в часы ненастья!
 Да не язвит вас клевета
Ни тайной злобы, ни измены!
Да будет в вас душа чиста
И совесть в ней — белее пены!..

Комментариев: 0

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back To Top
×Close search
Поиск