skip to Main Content

К 120-летию со дня рождения Василия Ивановича Абаева

2 декабря (по старому стилю 15 декабря) 1900 года в селении Коби родился ярчайший российский учёный-филолог, языковед-иранист, профессор, член Королевского азиатского общества Великобритании и Ирландии Василий Иванович Абаев. Он был настоящим «тяжеловесом» в науке. Среди ученого мира он пользовался непререкаемым авторитетом и как ученый, и как человек неполебимой честности и порядочности.

Василий Иванович прожил 101 год. Когда его спрашивали о секретах долголетия, он объяснял это так: «Когда я родился, собрались старейшины Коби и сказали — чтобы мальчик Васо прожил 100 лет! Что мне оставалось делать?! Пришлось выполнить наказ старших».

В последние годы жизни Василий Иванович Абаев очень тесно общался с профессором Амирханом Михайловичем Торчиновым. Амирхан Михайлович, будучи человеком творческим, делал некоторые наброски о «ненаучной» жизни Василия Ивановича, которые тут же зачитывались последнему. Написаны они были, как говорится, по свежим следам. В этом вся прелесть этих строк:

Не начатая и не оконченная поэма о Васо

Васо был бесконечно предан старым друзьям и вообще своему прошлому.

Преданней в любви и дружбе
Я не видел, чем Васо.
Как любил он дочку друга —
Пострадавшего Генко.
Сгинул тот в краях сибирских —
Закромольный анекдот:
«Как жену люблю Советы
Только тянет-то к другой».

В последние годы своей жизни Васо страшно любил посидеть у фонтана недалеко от дома на Песчаной улице. Туда его, как правило, сопровождала Мария Леонидовна, подруга дней его суровых (сиделка):

Как любил он у фонтана
В теплый вечер посидеть!
И на девушек красавиц
Ненароком поглядеть.
«Леонидовна» — вдруг спросит —
«Сколько той девице лет?
Больно ноги не красивы
В брюки бы её одеть».
А когда не стало силы
Прогуляться по двору,
Маленький фонтан купили,
Чем доставили ему
Восхищенье и радость!
Как журчащему ручью,
Сидя в кресле в мыслях добрых,
Смаковал свою мечту:
Хоть бы раз ещё услышать
Терека в ущелье рык!
Или ощутить бы кожей
Холод родниковых брызг!
Думал: вот бы очутиться
В сладком детстве хоть на миг,
И услышать на лужайке
Перед домом детский крик.

Васо часто вспоминал студенческие не очень сытые годы в Санкт Петербурге:

Наш студент голодным как-то
Завернул в гостиный двор.
Привлекал и запах мяса,
И мелькающий топор.
Опытный мясник увидел —
Юноша совсем не вор!
В долг поверил. Мясом сытый
Был Васо с тех самых пор.

Васо не любил закрывать двери квартиры, за что его часто журила Мария Леонидовна:

Приходила часто Маша,
Глядь — к незапертым дверям!
Пожурит, а он смеется:
«Нужен ли кому наш хлам?!»
Он цитировать Иисуса,
Был при этом очень рад:
«Вы детей ко мне пустите,
Не чините им преград».

И часто продолжал философствовать:

Не был бы Васо ученым —
Быть философом ему!
О присущем и не только
Человеку одному —
О влечении к полу думал противоположному.
Жажда с голодом, потребность
Тоже богоугодное.
Дальше расцветает духом
Он по дням и по часам,
И к любви и к совершенству
Поднимаясь к небесам.
Но достичь вершин сознанья
Удается не всегда.
Деньги, слава и богатство
Тянут на землю назад.

Или вдруг заскучает по Иисусу:

Ну зачем, скажи на милость,
Божий сын Иисус Христос
В Иерусалим подался
В логово своих врагов?!
Лучше бы ловил он рыбу,
Обретя б для жизни кров.
Чудеса являл бы миру,
И прожил бы лет он сто!

Нередко Васо предавался вдруг возникшей грусти:

Леонидовна спросила:
«Что сегодня за минор?» —
Патриарх сидел в раздумьях,
Свой потупя ясный взор.
«Знаешь, Маша — он ответил —
Ставлю я себе в укор:
Не успел всего я сделать,
То, о чем мечтал средь гор».

И продолжал разглагольствовать:

«А теперь тебя спрошу я:
Больше любишь ты каких —
Тех, кто правилам послушны,
Или же неправильных?»
«У меня симпатий больше,
Я б, сказала, для вторых!»
Хмыкнул наш Васо довольный:
«Я поставил бы на них».

Васо очень любил гостей, но терпеть не мог лицемеров и краснобаев:

Часто гости приходили,
От Васо чтоб получить,
Мудреца благословенье
Иль урок — не быть иль быть!
Щедро опытом делился,
Как идти вперёд, творить.
Многим помогали эти
Встречи дальше ясно жить.
Но судьба бывало в гости
Посылала хитреца,
Слишком просто понимал он
Поученья мудреца.
Что Васо прекрасно видел.
Всю беседу до конца,
Мог смотреть он мимо гостя,
Не промолвив ни словца.

Васо с трудом воспринимал новые компьютерные технологии и изыски в науке:

В Киеве лингвисты как-то,
Доки новых языков,
Заложили в свой компьютер
Всё, что знали до сих пор.
Но машина есть машина —
Не попишешь ничего —
Лучшим среди всех ученых
Оказался наш Васо!
Но расстроившись не мало,
«Леонидовна, — сказал —
Что ещё там за компьютер?
Я его и не видал!
Называть меня машиной???» —
Не сдавался аксакал.
Получился, между прочим,
Маленький такой скандал!

Необыкновенным чувством самоиронии, даже самоюмора обладал Василий Иванович. И эти вирши рождались в его присутствии, под его добрый смех, в литературные вечера. Именно это и придает этим маленьким рифмованым рассказикам чувство присутствия нашего героя Васо.

Комментариев: 0

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back To Top
×Close search
Поиск