skip to Main Content
Меню

На волоске от еды. Почему бизнесу проще наполнять супермаркеты импортом?

Почему мы покупаем еду у других стран, когда полно своей?

На примере Северной Осетии обозреватель «АиФ» выяснил: в наших регионах производят множество вкусных продуктов. Только вот до крупных городов они доходят редко – бизнесменам проще наполнять супермаркеты импортом…

Фермер Эльбрус Хамицев в селе Горная Саниба (40 км от Владикавказа) деликатно, словно к девушке, прикасается к кругу сыра. «С ним надо быть нежным, – объясняет Эльбрус. – Серьёзно, он чувствует грубое обращение». Молочные продукты на своей ферме этот человек делает вручную – сметану, масло, сливки, творог. Держит 13 коров. Осетинский сыр из коровьего молока куда лучше грузинского сулугуни: вкус просто феерический. «А вне Осетии вы это продаёте?» – «Да что вы, кто ж такое купит, везти далеко».

Фермер Эльбрус Хамицев из села Горная Саниба всю свою продукцию делает вручную.

Фермер Эльбрус Хамицев из села Горная Саниба всю свою продукцию делает вручную. Фото: АиФ/ Георгий Зотов

Если проехать ещё 2 часа в Дигорское ущелье (3000 м над уровнем моря), можно увидеть, как чабан Руслан пасёт огромное стадо (тысяча голов)… яков. «В своё время из Алтая привезли, они и расплодились». – «Ух ты… вы их продаёте?» – «Да, разумеется, 30 тысяч рублей за каждого». – «А в Москву, Питер, Екатеринбург яков привозят?» – «Нет. Еле-еле во Владикавказе их мясо покупают». Мне показывают высокогорные плантации картофеля (саженцы для посадки специально выращивают в пробирках (!) в лаборатории) – на подобной высоте для корнеплода нет вредителей-насекомых и картошка созревает без всяких проблем. Её охотно закупают производители западных чипсов и сети фаст­фуда. Так что ж на российских рынках тогда встречается египетская и иранская картош­ка: разве своей не хватает?

Картофель в высокогорье.

Картофель в высокогорье. Фото: АиФ/ Георгий Зотов

Саженцы для посадки специально выращивают в пробирках (!) в лаборатории. Фото: АиФ/ Георгий Зотов

Находясь в Северной Осетии, обозреватель «АиФ» попытался разобраться – отчего отличные и дешёвые продукты, которые у нас производят на местах, не доходят до стола отечественного потребителя.

Культ пирогов

Рынок Владикавказа ­ломится от еды. Тут и кавказ­ские травы – тархун, базилик-«василёк», листья винограда, и сыры (в том числе овечий и козий), и огурцы-помидоры по цене 40 руб. за кило. Удивительно, правда? В крупных городах те же овощи в 4–5 раз дороже. Дело в том, что российский бизнес воспринял слово «импортозамещение» по прин­ципу «в этих странах покупать нельзя – ничего, купим в других, и втридорога». Именно поэтому клубника у нас турецкая, картофель – из Египта, редиска – из Израиля, яблоки сербские. На московских рынках и в супермаркетах я встречаю грузинский сыр сулугуни, минеральную воду и лимонад из Грузии – по 100 руб. за бутылку. Зато свежайшего осетинского сыра, сделанного из фермерского молока, днём с огнём не найти. Осетинской минералки (за редким исключением) в столичных супермаркетах нет, с осетинским лимонадом дела обстоят ещё хуже. Получается, мы торгуем с Грузией – государством, исповедующим антироссийскую политику (стоит вспомнить прекращение полётов между нашими странами ввиду русофобских митингов в Тбилиси), и финансируем своих врагов покупкой их товаров – а вот о еде с нашего Кавказа забыли.

Фото: АиФ/ Георгий Зотов

Отдельная тема – знаменитые осетинские пироги. В областных центрах России открылась масса заведений, предлагающих кавказскую выпечку, но имеет ли она что-то общее с оригиналом? Сложно сказать. Из того, что я заказывал в Москве, «пироги» напоминают скорее пиццу, причём изрядно полежавшую. А ведь эта еда в Северной Осетии – настоящий культ. На праздничное застолье всегда подают три пирога: как и с цветами в букете, важно чётное или нечётное число. Перед тем как вкусить мучные изделия, над ними обязательно прочитают молитву. Самые популярные в Осетии пироги – цахараджин (со свекольной ботвой и сыром), фыдджин (с рубленой говядиной) и давонджин (с листьями черемши). Кстати, в пироге должно быть 700 г начинки и лишь 300 г теста, но вне осетинских городов сие правило мало кто соблюдает.

Приготовление знаменитых осетинских пирогов.

Приготовление знаменитых осетинских пирогов. Фото: АиФ/ Георгий Зотов

«Овощ буржуазии»

– Мы давно пытаемся зарегистрировать осетинские пироги как бренд, – признаётся начальник управления по внутренней политике администрации главы Северной Осетии Сергей Мильдзихов. – Нужно, чтобы их качество в разных городах России строго соответствовало нашим рецептам, иначе полная халтура получается. Мой друг рассказывал, как в Ростове тщетно пытался заказать в кафе пироги. Официантка в них не разбиралась, не знала названий: дальше выяснилось, что пироги пёк гражданин Таджикистана! Но по осетинским традициям их должны печь только женщины! В общем, активно с этим боремся. «Вологодское масло» сумело же в итоге стать зарегистрированным брендом и запретило многим предприятиям торговать откровенными подделками. У нас с осетинскими пирогами тоже обязательно получится.

В 13 км от Владикавказа переехавший в Осетию москвич Кирилл Наседкин водит меня по обширному полю… спаржи. До 1917 г. Россия была лидером в производстве деликатесного овоща (спаржу варят, запекают, делают из неё супы и пюре), экспортировала его тысячами тонн в Европу, но после революции всё забросили – не нужен трудящимся «овощ буржуазии». Сейчас плантации осетинской спаржи (50 га) самые большие в РФ: саженцы привезли из Нидерландов, и они прекрасно прижились в климате Кавказа. Отчего же тогда в московских и питерских супермаркетах везде спаржа из Таиланда, Сербии, Китая? Кирилл разводит руками. До нашего продуктового бизнеса явно ещё не дошло: в стране имеется своя собственная спаржа, а не купленная за валюту, привезённая чёрт знает откуда и неизвестно в каком состоянии.

Плантации осетинской спаржи – самые большие в России.

Плантации осетинской спаржи – самые большие в России. © / Георгий Зотов / АиФ

Три шкуры за форель

В магазинах ­Владикавказа продают живую форель – в среднем по 400 руб. за кило (в Москве она стоит почти тысячу). В Северной Осетии бум разведения рыбы в чистейшей озёрной воде – через три года местные рыбные фермеры планируют обойти даже Карелию (эта республика поставляет на кухни наших домохозяек 70% форели): ведь карельские озёра зимой замерзают, а на Северном Кавказе ввиду отсут­ствия морозов можно разводить форель круглый год. «Мы и осетров начинаем растить, – с гордостью сообщает первый замминистра сельского хозяйства Северной Осетии Казбек Марзоев. – Здесь с развитием рыбохозяйств вообще нет проблем». И тут мы опять приходим к вопросу – если отпуск­ная цена форели 260 руб. за кило, с какой радости в наших мегаполисах за неё дерут три шкуры? Форелевые фермеры пожимают плечами: «Не везут от нас, наверное».

Я просил познакомить меня с фермером, ещё недавно державшим в горах стадо буйволов и производившим из буйволиного молока италь­янский сыр – буррату. Говорят, по вкусу отличить было невозможно. Но выяснилось, он закрыл ферму. «Плохо покупали, разорился… сейчас не знаем, чего делает». Это на самом деле печально, дорогие сограждане. Да, мы всё сильнее отдаляемся от импорта, но не семимильными шагами – по-прежнему закупаем кучу продуктов за границей за валюту: на фоне взлетевшего курса доллара это отражается на наших карманах. Между тем в регионах России полно вкусной и недорогой еды, только вот до крупных городов она зачастую не доходит. Хотя, согласитесь, логичнее было бы давать заработать нашим производителям, держать на плаву наших фермеров, чем государства с откровенно антироссийской политикой.

У нас есть свои отличная картошка, сыр, лимонад, минералка, рыба по божеской цене – ну так давайте, наконец, дадим нашим людям их попробовать, а не заваливать супермаркеты импортными продуктами, которые многие попросту не могут себе позволить.

Оригинал материала

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back To Top
Close search
Поиск