skip to Main Content
Меню
О футболе – с улыбкой

О футболе – с улыбкой

В мире футбола существует множество всевозможных баек и «горбушек», как выражаются сами игроки. Попробую извлечь из глубины лет те забавные истории, которые связаны с осетинским футболом. Но должен предупредить, что герои некоторых из них останутся анонимными. Во-первых, из этических соображений, а во-вторых, важны ведь сами ситуации, а не их фигуранты.

Начнем, пожалуй, с одного из главных тренеров тогдашнего «Спартака». Его сын, заканчивая школу, выразил горячее желание поступить в калининградское мореходное училище. Это совершенно не совпадало с планами отца на будущее своего отпрыска. После неудачных попыток отговорить парня, тренер, втайне от семьи улетел в город на Балтике. Надо сказать, что он очень не любил пользоваться авиатранспортом, и случалось даже в ущерб тренировочному процессу и комфорту футболистов тащил их в Сибирь на поезде. Но тут был особый случай. В Калининграде он явился к начальнику училища, представился (тот его, оказывается, заочно знал, поскольку был футбольным болельщиком) и сообщил о намерении сына. Начальник понимающе закивал головой и заговорщески подмигнул:

– Можем, конечно, посодействовать…

– Вы меня не поняли, – возразил гость. – Мне нужно, чтобы он не поступил…

Не будем вдаваться в подробности дальнейшей беседы. Но молодой человек из Северной Осетии в итоге не добрал до нужного числа баллов на вступительных экзаменах, хотя готовился к ним очень тщательно. Возможно, он так и не узнал, что повлияло на его судьбу.

Однажды наши футболисты во время пересадки оказались на несколько часов ночью в каком-то аэропорту. Кто-то пытался дремать, кто-то боролся со сном… К одному из неспящих обратился незнакомец, заметивший красно-белую символику на одежде ребят и надпись на чемоданчике доктора.

– Вы что – московский «Спартак»? – Собеседник мгновенно включил невидимый тумблер розыгрыша. – Ну да, не видно что ли?

Мужичок все еще сомневался.

– Не может быть!

В ответ ему указали на кимарившего поблизости Геннадия Коркина.

– Смотри, узнаешь, кто это?

– Нет.

– Это же Шавло.

И действительно, у блондина Коркина волосы были того же цвета, что и у известного полузащитника москвичей.

– А это кто ? – спросил уже окончательно поверивший скептик, кивнув на погруженного в глубокий сон администратора команды, бывшего борца – тяжеловеса, который едва вмещался в широком кресле.

– Как кто? Неужели не узнал? Бесков.

Замечательный советский тренер, не ведая того, был замешан в еще одном «происшествии». Главный тренер орджоникидзевского «Спартака», пытаясь стимулировать амбициозность своих футболистов, доказывал им, что они ничуть не хуже титулованных московских собратьев.

– Ну, давайте сравним по позициям. Начнем с меня и Бескова. Здесь примерно одинаково…

На очередной матч команда прибыла в Ашхабад. Один из игроков с утра отпросился у главного тренера на вещевой рынок. В то время там можно было в условиях повального дефицита приобрести относительно недорогую импортную одежду и обувь. Узнав об этом и остальные футболисты захотели отправиться туда. Но последовал резкий отказ.

– А почему ему можно, а нам нельзя? – возроптали ребята.

– У него было трудное детство, – вывернулся тренер.

– Пусть хоть сейчас чего-нибудь купит.

В первом тайме одного из матчей на своем поле спартаковцы выигрывали 1:0. В ложе для почетных гостей, где сидели высокопоставленные партийные работники и министры, один из них подозвал к себе в перерыве председателя спорткомитета.

– Сходи в раздевалку, скажи футболистам, чтобы во втором тайме еще один гол забили. Счет скользкий…

Председатель благоразумно простоял оставшееся до возобновления игры время на лестнице.

Теперь пора перейти к «именным» воспоминаниям. И начнем с Андрея Ивановича Зазроева – человека необыкновенного обаяния и огромной душевной щедрости. Во время рейса в Пермь сидящий рядом с ним начальник команды внезапно просит:

– Покажи, сколько у тебя с собой денег. Зазроев недоуменно достает из кармана с десяток банкнот.

– Дай сюда. Расчет начальника прост. Он знает, что после войны Андрей Иванович играл в этом городе, куда попал, деликатно выражаясь, не по собственному желанию. Резонно предположить, что он разыщет пару – тройку старых друзей и это отвлечет от подготовки к матчу. А с пустыми карманами Зазроев этого делать не станет – не в его характере быть в роли бедного родственника. Когда приехали и разместились в гостинице, обнаружилось, что главный тренер исчез. Начальника это не обеспокоило. Ну, пусть погуляет часок по улицам города, в котором он когда – то жил и играл – что ему еще остается? Но прошел час и два, а Зазроева все нет. Начальник заволновался, а еще через какое-то время отправился в милицию с просьбой объявить розыск. За всеми хлопотами он вспомнил, что уже опоздал на ужин с командой и решил перекусить в первом же подвернувшемся ресторане. Войдя в зал, он увидел следующую картину: столы были сдвинуты буквой П, а на почетном месте с бокалом в руках сидел Андрей Иванович и произносил тост. Увидев вошедшего, он мгновенно скорректировал то, о чем говорил, и воскликнул в заключении:

– Таким образом, предлагаю выпить за нашего начальника команды. Какая там пара – тройка друзей. Прилета Зазроева ждали десятки пермяков и основательно подготовились к встрече. Вот что значит, оставить о себе добрую память на десятилетия, пробыв в городе всего два года.

А это сценка происходила уже в родных стенах, точнее на загородной базе спартаковской команды. Члены тренерского штаба обсуждают предстоящий матч с «Днепром». Все они согласны с тем, что соперник силен и игра будет трудной. Лишь Андрей Иванович хранит молчание и сосредоточенно чистит копченую рыбину.

– Да порвем мы этот «Днепр», – произносит он наконец.

– Вот так! И с этими словами одним движением раздирает леща на две части. Кстати, выиграли.

Острослова и хохмача Васю Цамалаидзе знал весь город. Его шутки передавали буквально из уст в уста. Вася перебывал в футболе, кажется, во всех качествах. Играл на первенство республики, тренировал детские команды и даже возглавлял взрослую – из грузинского городка Казбеги. Судил матчи городских команд, работал администратором в «Спартаке». Однажды он не поладил с главным тренером и тот объявил ему, что он уволен. Прежде, чем закрыть за собой дверь, Вася произнес загадочную фразу: «Нас рассудит программа «Время». Ошарашенный тренер не мог понять, что она значила. Ясность наступила позднее. Обычно главная информационная программа телевидения не уделяла внимания в блоке спортивных новостей первой лиге. В лучшем случае упоминалось, кто получал право играть среди сильнейших, когда это становилось известно. А тут вдруг перечислили клубы вылетевшие во вторую лигу и среди них – «Спартак» из Орджоникидзе. Так что Василий Иванович оказался пророком. Главным же его козырем в футболе было непревзойденное умение жонглировать мячом в течение долгого времени, да еще на ходу.

Цамалаидзе было далеко за сорок, юношеской стройностью он никак не отличался, но чеканил мячом виртуозно. Был даже такой проект – пройти, жонглируя, от южной границы Владикавказа часть Военно – Грузинской дороги. Злые языки поговаривали, что Васино шоу закончилось у первой же придорожной хинкальной. Манящий запах помешал продолжить маршрут. Но осталась фотография, на которой он идет по этой трассе с мячом, нарушающим закон земного притяжения. Она украсила собой статью о нем в еженедельнике «Футбол». С этой удивительной способностью связано и одно личное воспоминание. В одном из чемпионатов страны команда, за которую я с детства болею, боролась за первое место с киевлянами. Чтобы завоевать золото, нужно было победить их в последнем домашнем матче. Я полетел на эту игру, и все поначалу складывалось благополучно. Мои любимцы долгое время вели в счете, но незадолго до конца соперник вырвал ничью. Это был конец всех надежд. Опустошенный, я продолжал сидеть на своем месте после финального свистка, не в силах подняться и покинуть трибуну. И вдруг я заметил на поле знакомый силуэт. Приставив к глазам бинокль, увидел жонглирующего Васю. Его пригласили в Москву продемонстрировать свое искусство столичным болельщикам. Но в перерыве, боясь спугнуть фарт, хозяева на поле Цамалаидзе не выпустили, и зрители могли увидеть его лишь оглядкой, уходя со стадиона. О приезде своего друга я не знал и первое, о чем подумалось – все, дорогой мой, допрыгался до галлюцинаций. Пора завязывать с этим футболом, пока крыша не поехала совсем… И еще один эпизод, связанный с Василием. Возле своего дома он сколотил деревянный щит на столбах и по утрам отрабатывал технику и точность ударов, попадая в намеченный квадрат. Его сосед ГАИшник как – то недовольно сказал – перестань стучать мячом, спать не даешь.

– Ага, – ответил Вася. – Всю ночь деньги считаешь, а потом тебе спать мешают…

Ярким персонажем был другой владикавказский грузин – шашлычник Жора. К сожалению, запамятовал его фамилию. Но все называли его Жордания. В молодости он был профессиональным футболистом, играл в классе Б за смоленскую команду. По его комплекции, правда, в это было непросто поверить. Но звездные часы пришли к нему именно благодаря футболу. Когда проходили турниры на Кубок президента республики, в них участвовали и клубы из Бразилии. Ребятам из Южной Америки из-за разницы во времени по ночам не спалось. Они танцевали, пели и не прочь были перекусить. Жордания перевел свою шашлычную, которая находилась рядом с гостиницей «Владикавказ» на круглосуточный режим работы. У гостей издалека его шашлыки имели бешеный успех. Но однажды, привлеченные веселым шумом, подъехали стражи порядка, велели прекратить ночную торговлю, дабы не нарушать покой других постояльцев. На беду хозяина его мангал был на колесах и служители закона приторочили орудие производства к своему автомобилю вместе с недожаренными шашлыками.

– Для составления протокола в отделении и в виде вещественного доказательства, – объяснили они. Жордания бежал вслед за машиной и кричал, чтобы люди в форме периодически останавливались и переворачивали шампуры. Престиж собственной марки был важнее понесенных убытков. В другой раз его кулинарные способности оценили московские спартаковцы во главе с их главным тренером Георгием Ярцевым. Каково же было изумление последнего, когда он узнал, что шашлычник – не только его тезка, но и… одноклубник. Ярцев тоже играл за Смоленск, но примерно полтора десятилетия позднее.

И напоследок, если не «горбушка», то «корочка». В матче на первенство Северной Осетии в советское время арбитр решил наказать одного из игроков карточкой. Он выдернул ее из нагрудного кармана, эффектно вскинул над головой и все футболисты начали корчиться от смеха. Вместо «горчичника» он по ошибке предъявил проштрафившемуся десятирублевую купюру, которой его, видимо, перед матчем «зарядил» кто – то из команды – соперника. Ведь ничего лишнего при судье быть не должно. Но оказывается, бывает.

Автор: Евгений Пантелеев

 

Оригинал материала

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back To Top
Close search
Поиск