skip to Main Content

Туган Сохиев: «Когда начинается сцена Мазепы, я вспоминаю Днепр на пейзажах Куинджи»

С 23 по 27 июня в Большом театре пройдет Премьерная серия представлений оперы «Мазепа». Его создатели — главный дирижер — музыкальный руководитель театра Туган Сохиев и режиссер-постановщик Евгений Писарев.

Туган Сохиев и Евгений Писарев. Фото Дамира Юсупова

Туган Сохиев:

— «Мазепа» исполняется реже других пушкинских опер Чайковского, «Евгения Онегина» и «Пиковой дамы». Хотя нельзя сказать, что сегодня это не репертуарная опера. Она звучит в Германии, во Франции, в Мариинском театре…

Опера «Мазепа» не просто далась Чайковскому. Период жизни, когда она создавалась, был в чем-то переломным. Чтобы овладеть в этом жанре большим стилем, ему нужно было пройти через «Мазепу». Когда я дирижирую этой оперой, то слышу откровенные цитаты из «Орлеанской девы»… В обеих операх — не только в драматургии, но и даже в оркестровке — есть много общего. Например, дуэт Мазепы и Марии напоминает сцену Агнессы и короля Карла VII из «Орлеанской».
Чайковский в «Мазепе» учился писать крупные конфликтные сцены: Мазепа против Кочубея, Орлик против Кочубея, сцена Любови и Марии… И он мастерски это делает. Общее драматургическое развитие выстроено crescendo и направлено к кульминации – сцене казни Кочубея и Орлика. Хоровая молитва в ней — это откровение! По эмоциональному накалу она сравнима с «Борисом» и «Хованщиной» Мусоргского, можно услышать в ней будущий «Китеж»… А все, что следует за ней — это скорее послесловие. Для жанра большой оперы такой финал — тихая колыбельная Марии над умирающим Андреем — рывок в будущее, отход от канона.

— Все главные вокальные партии в «Мазепе» — колоссальной, можно сказать, вагнеровской сложности… И по диапазону, и по протяженности номеров во времени.

— Мне кажется, и в этом Чайковский был явным последователем большой французской оперы. Крайние ноты диапазона, сопоставления далеких регистров, — он писал так не потому, что не понимал природу голосов, — в этом есть художественная цель. Вокальные партии написаны сверхдраматично, что чрезвычайно сложно для певцов. Мазепа все время находится в пограничном состоянии: то он лирический баритон с хорошим почти теноровым верхом, то драматический бас-баритон. Но петь у нас будут замечательные артисты, они со своими партиями прекрасно справляются.

— «Мазепа» состоит из масштабных номеров, да и сама по себе опера эта довольно протяженная. Будут ли в новой постановке Большого театра купюры?

— Они нужны и будут. Существуют купюры самого Петра Ильича. Мы следуем им и делаем свои, там, где нужно быстрее направить действие в нужное русло, где хочется более интенсивного и энергичного движения.

— В музыке есть мягкий украинский колорит, хотя Чайковский передает его иначе, чем, скажем, Римский-Корсаков…

— Конечно, это не «Майская ночь» Римского-Корсакова. Здесь все смягчено. Украинский колорит — в полутонах, начиная с первого пятичетвертного женского хора… Когда начинается сцена Мазепы «Тиха украинская ночь», я сразу вспоминаю Днепр на пейзажах Куинджи. Летний спертый воздух, почти без ветра…

— И все же сюжет «Мазепы» (как и поэмы «Полтава» Пушкина, на которой основана эта опера), трудно воспринимать вне современного политического контекста…

— Мы живем в такое время, когда этот сюжет может вызвать двоякое ощущение. Мазепа в Украине герой (на одной из украинских денежных купюр есть его портрет), в России для многих — это предатель. Если рассматривать сюжет с этой стороны, о нем можно долго спорить и не найти консенсуса.
Мы работаем над конкретной партитурой Петра Ильича Чайковского, который не мог предполагать, что в XXI веке Каменка, то место, где он жил и сочинял «Мазепу», окажется в другом государстве. Для него Каменка, дом его сестры Александры Ильиничны, был очень теплым, семейным, согревающим душу местом. Это ощущается и в опере. Ее герои – это люди, которые своими корнями уходят в украинскую природу. Эта опера тем и замечательна, что в ней пахнет украинским полем, лесом и так красивы фрагменты (например, женские хоры первого действия), в которых чувствуется этот особенный музыкальный характер.

Мировая премьера «Мазепы» состоялась на Исторической сцене Большого театра 3 февраля 1884 года. Впоследствии возобновления и новые постановки оперы появлялись здесь регулярно: на протяжении почти полутора столетий их было семь. Присутствие «Мазепы» на сцене Большого закономерно — опера написана в расчете большие голоса и невероятно сложна для певцов. Заглавную партию исполняли легендарные Пантелеймон Норцов, Алексей Иванов, Павел Лисициан, Юрий Мазурок, в партии Марии выходили Ксения Держинская, Тамара Милашкина и Нина Раутио, в роли Кочубея — Иван Петров, Артур Эйзен и Евгений Нестеренко, Любови — Надежда Обухова, Вера Давыдова, Ирина Архипова, Андрея — Георгий Нэлепп и Владимир Атлантов…

Нынешняя постановка «Мазепы» собрала выдающийся состав исполнителей. В главных партиях заняты ведущие солисты оперной труппы театра и приглашенные артисты.

Партию Мазепы впервые в Большом исполняет прославленный сербский певец, звезда мировой оперной сцены Желько Лучич (выступает в спектаклях Метрополитен-оперы, Королевской оперы Ковент-Гарден, Венской государственной оперы, театра Ла Скала, Баварской государственной оперы, в Большом участвовал в торжественном концерте к 90-летию со дня рождения Галины Вишневской в 2016 году).

В роли Кочубея выйдет солист Мариинского театра Станислав Трофимов, хорошо знакомый нашим постоянным зрителям по партиям Бориса, Пимена («Борис Годунов» М. Мусоргского), Собакина («Царская невеста» Н. Римского-Корсакова) и с большим успехом выступивший в концертной версии «Мазепы» 2020 года.

Олеся Бобрик
Оригинальный материал на сайте Большого театра

Комментариев: 0

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back To Top
×Close search
Поиск