skip to Main Content
Меню

Валерий Гергиев на самоизоляции. О жизни Мариинки во времена пандемии

Это факт, но бесперебойный конвейер спектаклей, концертов, гастролей, фестивалей Валерия Гергиева и Мариинского театра остановился. До 10 апреля закрыты все сцены Мариинки: в Петербурге, во Владивостоке, Владикавказе. Публика возвращает билеты. Точно в такой же ситуации находятся все оперные дома мира, и даже самым знаменитым из них грозит коллапс из-за коронавируса. Что думает о сегодняшней ситуации руководитель Мариинского театра Валерий Гергиев? Об этом состоялся разговор с обозревателем «Российской газеты».

Все театры в стране закрыты. Не работают концертные залы. Как существует в новых условиях Мариинский театр?

Валерий Гергиев: Повсюду — в Северной Америке, в Европе, в Азии, отменены все концерты и спектакли. А всего несколько дней назад, 20 марта, мы еще давали премьеру оперы «Война и мир» Сергея Прокофьева во Владивостоке. Это была гигантская работа. Мы готовили спектакль четыре месяца и отменять премьеру из-за коронавируса было обидно, поэтому мы дали коллективу возможность выступить. Сколько вообще театров в России могут взяться за эту прокофьевскую партитуру? Два, три. А в этом спектакле все партии пели солисты Приморской труппы. Эта премьера — огромное событие.

Сегодня Мариинский театр представляет свои спектакли в онлайн-формате. Как планируете существовать в таком режиме?

Валерий Гергиев: Конечно, мы могли бы играть сольные программы, выступать маленькими ансамблями на сцене, транслируя концерты для публики. Но мы уже на этой неделе дали оркестру, певцам, хору, балетной труппе — всему нашему коллективу, возможность быть дома. В прошлое воскресенье кто-то еще выходил репетировать «Снегурочку» Римского-Корсакова, нашу апрельскую премьеру, но с понедельника в театре нет уже ни одной репетиции. О живых спектаклях сейчас вообще не может идти речи: в каждом спектакле участвуют до 400-500 человек, включая цеха, технический персонал. Даже для таких камерных постановок, как «Моцарт и Сальери», требуется собрать, повесить декорации, настроить свет и т. д.

Поэтому сейчас мы будем показывать записи наших знаменитых спектаклей. На платформе Мариинский-TВ мы уже транслировали в режиме лайф концерт-открытие фестиваля арфы «Северная лира», показали в записи «Золушку» Прокофьева с Дианой Вишневой, «Анну Каренину» Родиона Щедрина с Ульяной Лопаткиной, «Бахчисарайский фонтан», оперы Римского-Корсакова – «Сказку о царе Салтане», «Золотой петушок» с Аидой Гарифуллиной. К 180-летию Петра Ильича Чайковского мы представляем цикл его симфоний в исполнении Мариинского оркестра. За несколько дней наши трансляции посмотрели уже около миллиона человек.

У многих театров, которые в эти дни транслируют свои спектакли, возникают проблемы с авторским правом.

Валерий Гергиев: Мы оплатили авторские права еще тогда, когда делали записи своих спектаклей: это называется «очищением». Теперь мы можем транслировать их бесплатно для любителей классической музыки и поддержать в такие непростые времена настроение людей, поддержать жизненный пульс театра. Мариинский театр не может идти поперек установленных норм, сегодняшних распоряжений, продолжая работать в обычном режиме, и я со своей стороны не имею никакого права рисковать жизнью и здоровьем наших артистов. Мы четко следуем всем предписаниям, но при этом продолжаем знакомить публику с нашими работами. Думаю, очень немногие видели или только однажды видели по Mezzo «Анну Каренину» Родиона Щедрина. Теперь они могут посмотреть этот балет по Мариинскому-ТВ — причем не только в России, но и в Японии, в Нью-Йорке, поскольку это международная платформа. Сегодня никто не знает, что нас ждет в ближайшем будущем, какие у нас перспективы в апреле, в мае, мы все находимся в новой реальности. Но, что бы ни происходило, Мариинский театр будет продолжать транслировать спектакли: материала у нас хватит.

Проблема осложняется тем, что люди сдают билеты на отмененные спектакли, и для театров это выливается в экономическую катастрофу.

Валерий Гергиев: Экономические потери Мариинского театра огромные. Сейчас слишком рано что-либо подытоживать: все только началось. Но в Мариинском театре продажа билетов достигает 350-400 миллионов рублей в месяц. Как правило, в нашей афише больше ста событий каждый месяц, поэтому на так называемых «непродажах» мы очень скоро дойдем до цифры в миллиард рублей.

Хочется верить, что в нашем обществе возобладают чувство осторожности, дисциплина и концентрация на этой чрезвычайной проблеме

Вы надеетесь на какие-то государственные компенсации в этой ситуации?

Валерий Гергиев: Мы знаем, что в какой-то степени компенсационные инструменты будут задействованы, но я предполагаю, что наиболее крупные потери будут у самых активных, успешных организаций. Мы даем до 1500 выступлений в год на Мариинской сцене: это очень большая цифра. В воскресные дни, в каникулы у нас до десяти выступлений в день, и даже такие крупные спектакли, как балеты «Ромео и Джульетта», «Золушка», «Лебединое озеро», ставятся в афишу дважды — на утреннее и вечернее время, настолько они востребованы. Я даже не говорю сейчас о наших филиалах во Владивостоке и Владикавказе: здесь тоже большие программы. Мы ставим с участием Академии молодых певцов огромное количество детских опер в зале Прокофьева: «Великан» самого Сергея Прокофьева, оперы Тихона Хренникова, Сергея Баневича, других композиторов. На эти спектакли к нам приходят целыми семьями. Только что мы построили еще один зал — Камерный: это целый корпус рядом с Концертным залом Мариинского театра. Новый зал почти на 200 мест построен при поддержке государства, министерства культуры, моего фонда. Наши показатели красноречивы. В бюджет Санкт-Петербурга мы платим около семисот миллионов рублей, и как руководитель Мариинского театра я думаю, что такой громадный культурный мегаполис, как Санкт-Петербург, получая столь серьезный взнос в городскую казну, мог бы выделять, например, сто миллионов рублей на детские программы.

Сегодня у вас остановились и все международные гастроли. Это серьезный удар по театру?

Валерий Гергиев: Мы потеряли огромное количество гастрольных выступлений. Мы всегда очень много гастролировали: по статистике в 2018 году у театра было 244 гастрольных выступления! Сейчас мы должны были выступать в Испании, Швейцарии, Франции, а какие-то две-три недели назад мы гастролировали в Доминиканской Республике с Даниилом Трифоновым, выступали в Колумбии. Я был еще и в Америке.

Когда вы выступали последний раз?

Валерий Гергиев: 10 марта у меня был «Летучий голландец» Вагнера в Метрополитен-опера в Нью-Йорке, транслировавшийся на весь мир в кинотеатрах, в том числе в России. Премьера с участием артистов Мариинского театра состоялась 2 марта. С тех пор прошло чуть больше двадцати дней, а кажется, что это было в прошлом сезоне — так все поменялось. Сам я потерял несколько выступлений в Америке: мы должны были играть с Нью-Йоркским филармоническим оркестром программу из сочинений Родиона Щедрина, Сергея Рахманинова, Игоря Стравинского, а с Чикагским симфоническим оркестром, который я считаю лучшим оркестром в Америке, — Ленинградскую симфонию Дмитрия Шостаковича. Я ждал этой встречи, но все пришлось отложить. Что касается Мариинского театра, то, отменяя сотни выступлений каждый месяц, мы не хотим потерять свою аудиторию, поэтому все поклонники Мариинского театра, которые сегодня так же, как и мы, должны находиться у себя дома, буквально в квартире или на даче, могут смотреть наши спектакли и на платформе Мариинский-ТВ, и на сервисе Okko, нашим новым партнером в рамках программы сотрудничества театра со Сбербанком России.

Какая в свете нынешних событий перспектива у Пасхального фестиваля, открытие которого должно состояться 19 апреля?

Валерий Гергиев: Все абсолютно непредсказуемо: динамика происходящего меняется каждую неделю. Пасхальный фестиваль будет проведен. Вопрос: в какие сроки и в каком количестве регионов? Обычно мы выступаем в 25-30 российских регионах: это гигантские масштабы, расстояния, затраты, огромное количество вовлеченных артистов. Но сейчас делать какие-то заявления рано.

Известно, что коронавирусом заразился Пласидо Доминго. Вы созваниваетесь с ним? Как он себя чувствует?

Валерий Гергиев: Он был на нашей премьере «Летучего голландца» в Метрополитен-опере 2 марта, то есть 20 с лишним дней тому назад. Главное, что он сейчас чувствует моральную и эмоциональную поддержку, которую оказывает ему многомиллионная аудитория поклонников его таланта во всем мире. Эта коллективная энергия обязательно поможет ему, он обязательно выстоит в борьбе с болезнью. Мы все желаем ему выздоровления.

Вы самый занятый музыкант на планете и находитесь сейчас в самоизоляции. Как чувствуете себя в этом режиме — без привычного темпа концертов, спектаклей, контрактов?

Валерий Гергиев: Как любой практик-профессионал, я нахожу в любом повороте судьбы не только минусы, но и плюсы. У меня сейчас есть возможность уточнить все наши планы, записи, выступления. Мы надеемся приступить в скором времени к каким-то репетициям небольшими составами. Сегодня все, без исключения, ведущие певцы, музыканты, звезды балета — весь огромный коллектив Мариинского театра находится здесь, в Петербурге. Мы ждем хоть какой-то ясности. Думаю, через неделю мы будем уже понимать тенденцию происходящего. К сожалению, мы видим, каким негативным образом развивается ситуация в Европе. Хочется верить, что в нашем обществе возобладает чувство осторожности, дисциплина и концентрация на этой чрезвычайной проблеме. Исполнение рекомендации быть дома, соблюдение определенных правил гигиены, следование советам, которые дают врачи, в том числе и в международном пространстве, — это жизненная необходимость для каждого из нас. У меня вызывает тревогу тот факт, что государство, закрывая Эрмитаж или Мариинский театр, не закрывает метро, где сотни тысяч людей, собирающихся одновременно, ежедневно подвергаются гораздо большему риску. Весь мир переживает сейчас трагический опыт Китая, Италии, Испании, Франции, и всем уже абсолютно понятно, что коронавирус — это страшная угроза. Но и от нас самих очень многое зависит! Не хочу ничего предсказывать, но скажу одно: наименее пострадавшими будут наиболее дисциплинированные. У каждого из нас должен быть инстинкт самосохранения. А нашим правительством, руководством регионов еще и еще раз должен быть послан четкий сигнал людям, чтобы они элементарно понимали: это опасно!

Оригинал материала

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back To Top
Close search
Поиск