skip to Main Content

«Большинство хочет остаться навсегда». Почему жители Осетии уезжают в США?

Сайт Кавказ.Реалии рассказал об интересной и актуальной ситуации — за последние годы всё больше жителей Северной Осетии стремятся в США за лучшей жизнью. Счёт тех, у кого получилось перебраться в страну, идёт на сотни, утверждают собеседники Кавказ.Реалии, которые сами проделали этот путь. В числе причин отъезда из родной республики они называют в том числе ситуацию на рынке труда, низкие зарплаты и ограниченные возможности для самореализации, а также угрозы со стороны семьи или полиции.

Кавказ.Реалии рассказывал об эмиграции из Осетии в дореволюционный период. Тогда тысячи молодых осетин, выходцев из равнинных и горных сёл, потянулись в Америку и Австралию. За океан отправлялись двумя путями — через Европу и Дальний Восток. Ни языковой барьер, ни путешествие в полную неизвестность не останавливали горцев.

Бывший североосетинский министр по внешним связям и межнациональным отношениям Аслан Цуциев, не один год изучающий осетинское отходничество начала прошлого века, рассказывал в интервью Кавказ.Реалии, что молодёжь отправлялась в Штаты, что называется, проторённой дорожкой: многие следовали успешному примеру односельчан или родственников. Жители соседних регионов покидали свои очаги не так часто — возможно, как предполагает историк Цуциев, в силу религиозного фактора.

И вот история повторяется спустя 110–115 лет. Как и тогда, людей не останавливает ни языковой барьер, ни социокультурный фактор, ни множество проблем при пересечении границы США.

Об этой тенденции в североосетинском сегменте соцсетей заговорили после того, как в США перебрался гражданский активист и экологический волонтёр, в прошлом известный путешественник Заур Гуриев, попросивший в Штатах политического убежища. Он рассказал, что вынужден был покинуть родину из-за преследования со стороны правоохранительных органов. Через день МВД по Северной Осетии выразило сомнение в этой версии. В ведомстве утверждают, что никаких претензий к Гуриеву якобы не было.

Представитель республиканского министерства по национальной политике рассказал Кавказ.Реалии, что какую-либо статистику по уехавшим в США вести трудно, поскольку эмигранты не заявляют о своих планах заранее. Другой чиновник правительства Северной Осетии считает, что большую роль в оттоке населения за океан сыграли те, кто переехал туда ещё пять–десять лет назад.

«Сейчас эти предприимчивые люди предлагают землякам интегрироваться в американский быт и, судя по всему, получают за это дополнительные заработки, — утверждает собеседник. — В Осетии чей-то пример всегда был заразителен для других: если кто-то откроет аптеку, то вскоре его сосед рядом поставит свою аптеку. Так же и в случае с эмиграцией».

Кавказ.Реалии собрал несколько историй осетинских американцев. Некоторые из них предпочли говорить о своём путешествии на условиях анонимности.

«Самое сложное – не уехать, а задержаться»

40-летняя Фатима Б. перебралась в Чикаго около двух месяцев назад. Уроженка одного из горных посёлков Северной Осетии второй раз вынуждена была менять место жительства. Первый раз — около 20 лет назад, когда в её родном посёлке произошло сильнейшее наводнение. Многие дома оказались разрушенными и непригодными для жилья, поэтому республиканские власти предпочли переселить горцев в равнинные населенные пункты. Так Фатима оказалась в Алагире, где вскоре вышла замуж. В последние годы отношения с супругом не складывались. О домашнем насилии женщина не говорит, но признаёт, что жила в условиях постоянного морально-психологического давления, и даже родственники мужа никак не могли повлиять на него.

«Я буквально сбежала в Америку за новой жизнью. Оставила уже повзрослевших троих детей, решив, что оттуда я им больше смогу помогать, нежели находясь дома. Приехала подруга из Штатов и сказала, что будет меня спасать. Я как в прорубь ныряла, ничего не знала о том, что меня ждёт. И только сейчас понимаю, какой поворот в жизни предприняла», – говорит Фатима.

Собеседница Кавказ.Реалии поселилась в пригороде Чикаго, в одном из кварталов, где много русскоговорящих жителей. Это частично помогает в условиях незнания языка. Устроилась в продуктовый магазин, куда опять же заходят преимущественно выходцы из бывшего СССР, но бывают и коренные американцы. Так мало-помалу она начала осваивать язык.

«Это был экстремальный шаг с моей стороны. Я ведь типичная «хохаг чызг» (девушка из гор. – Осет.), и вот оказываюсь в Штатах… Со мной ехал один парень, долго готовился к поездке, к новой сложной жизни, но в итоге сдал и вернулся домой. Вот подобная многомесячная подготовка и играет со многими моими земляками злую шутку. Я же бросилась с головой в омут. Самое сложное – не попасть сюда, а задержаться. Знаю одну женщину, ей около сорока, она здесь неплохо устроилась, за три месяца домой отправила около ста тысяч рублей, но сильно тянет на родину. Говорит: «Хочу в горы, хочу закатывать черемшу, хочу мамину аджику»», – продолжает свой рассказ Фатима.

На дорогу у неё ушло около 500 долларов. Из Стамбула она перелетала в Мехико, а далее перебралась в один из приграничных городов — в Тихуану, где поселилась в гостинице. Ожидание звонка с сигналом о начале перехода было достаточно томительным, а дальше — стандартная процедура задержания миграционной службой США. Фатима рассказывает, что обращались с ними неплохо. Наручники не надевали, из личных вещей забрали только документы. Никаких интервью офицеры у неё брали — и так понятно, для чего иммигранты пересекают границу.

«Камера была размером с комнату в хрущёвке. Нас там было около 20 человек. Со мной оказались две девушки из Осетии, две пожилые женщины из Нальчика и даже старушка из Армении. Туалет и раковина не были отделены перегородкой, на всю камеру лишь две железные лавочки, на них располагались пожилые. Мы же спали штабелями на полу. Но мне повезло, уже через три дня меня выпустили», – рассказывает Фатима.

Так везёт не всем, отмечает женщина. Некоторым приходится сидеть в тюрьме гораздо дольше. Трое её знакомых парней из посёлка Заводского на окраине Владикавказа уже около полутора месяцев находятся под арестом.

Собеседница рассказывает, что из Осетии едут в США непрерывным потоком. Много эмигрантов из Грузии, Казахстана, Армении, Украины, а также из Беларуси, граждане которой потянулись в Штаты после прошлогодних массовых протестов. Есть и такие, кто бежит в Америку от долгов и кредитов. Кто-то действительно прячется от российских правоохранительных органов — их наколки выдают близость к криминальному миру.

«Наши едут в основном в Чикаго, Флориду и Калифорнию. Очень много молодёжи — из Осетии, особенно из моего родного Алагира. Этим прям везёт — многие выиграли грин-карту. Я знаю уже о сотне земляков, хотя нахожусь здесь всего ничего. Держимся вместе – так легче. Недавно в своём магазине столкнулась с землячкой — узнала её по говору», — продолжает собеседница.

У Фатимы девятичасовой рабочий день, ежедневно она получает по 100 долларов. Свою зарплату называет неплохой, учитывая то, что её обеспечивают питанием. До этого она подрабатывала в ресторане, и за первый месяц удалось отбить сумму, потраченную на дорогу. До 120 долларов в день получают няни и сиделки. Гораздо выше заработки у тех, кто занят в индустрии красоты. Если получить необходимые документы, зарабатывать можно вдвое больше.

«Работы здесь много. Мастера по маникюру, парикмахеры, бровисты буквально нарасхват. Они быстро нарабатывают клиентскую базу. Сама уже долгое время не могу ни к кому записаться. Здесь ценятся навыки, — говорит Фатима. — Своим детям уже сказала, чтобы не мечтали о вузовских дипломах. Гораздо надёжнее освоить какое-нибудь ремесло, и тогда уж точно не пропадут».

По словам собеседницы, переехавшие в США осетинские мужчины стараются устроиться дальнобойщиками или перевозят машины, чем зарабатывают по 7 000 долларов в месяц. Но это очень тяжёлый труд: неизвестные маршруты, зимой — скользкие дороги, а ночевать приходится в кабине. Крепкие парни идут грузчиками, другие автослесарями и мойщиками окон. Очень востребованы те, кто дома освоил строительные или сантехнические работы.

Сейчас Фатима находится в США на нелегальном положении. Она собирает деньги на адвоката: за 10 000 долларов он должен помочь собрать кейс, чтобы убедить суд в том, что на родине женщине угрожала опасность.

«Кто-то пытается пройти по религиозному фактору, заявляя о том, что входил в общину Свидетелей Иеговы (организация запрещена в России. – Прим.). Но тогда судья может спросить, почему заявитель не примкнул к своим единоверцам. Мне же ничего выдумывать не надо: расскажу о преследовании со стороны мужа, но нужны доказательства. С ними как раз и должен помочь адвокат», — рассказывает Фатима.

Она добавляет, что в США к эмигрантам относятся снисходительно. Но есть и такие случаи, когда иммигранты попадались на попытке подкупить полицейских, когда их останавливали, например, за нарушение ПДД. Они по привычке полагали, что можно откупиться, и тогда их депортировали.

Открытый шлюз

Зелимхан Тагоров (имя и фамилия изменены. – Прим.) — весьма известный в Северной Осетии общественный деятель, несколько лет занимался бизнесом в республике, но из-за пандемии и инфляции вынужден был летом 2021 года перебраться в США — тоже через границу с Мексикой. Наличие двух малолетних детей позволило ему избежать долгого нахождения в миграционной тюрьме и предоставило некоторые социальные гарантии. В Калифорнии мужчину приняли дальние родственники и помогли с временным жильём. Сейчас Тагоров сам помогает землякам зацепиться за «американскую мечту».

У проживающих в Калифорнии осетин есть общий чат, где они обмениваются информацией. Собеседник рассказывает, что в Америку в основном едет трудоспособная молодёжь. Многие — из районов республики, где особенно остра проблема безработицы. На родине эмигранты продают свои дома и машины, другие берут кредиты в банках. Есть среди тех, кто уезжает в США, и бывшие сотрудники правоохранительных органов, говорит Тагоров.

«Только за зимние месяцы прибыло около 70 человек — это те, о ком мы знаем. Уже и национальные праздники вместе отмечаем, на них собирается по 50–80 человек, — рассказывает собеседник. — Трудно сказать, сколько уже эмигрировало из Осетии. В Сакраменто и окрестностях уже около тысячи осетин. Это место притяжения «русского мира». У каждого из нас в контактах по 30–40 номеров новых «американских осетин». Большинство хочет остаться здесь навсегда».

По словам Тагорова, эмигранты могут зарабатывать до 300 долларов в день. Новичкам актив общины готов помочь с трудоустройством в качестве грузчиков — те работают по пять часов в день, но зарабатывают весьма неплохо. Могут посоветовать поехать в Чикаго и Нью-Йорк, где востребована рабочая сила.

Гораздо проще, как рассказывает Зелимхан, обосноваться здесь представителям религиозных конфессий — Свидетелям Иеговы и пятидесятникам. Их принимают единоверцы, помогают с обустройством и работой. В США они не сторонятся земляков и поддерживают с ними связи.

«В своё время как будто кто-то открыл шлюзы, и хлынул эмигрантский поток. А сейчас мы наблюдаем, как с каждым днём всё сложнее перебираться нелегалам. Да и сроки пребывания под арестом могут длиться месяц, а то и больше», – подытожил собеседник Кавказ.Реалии.

«Накопим на дом и вернёмся»

Волна эмиграцию затронула и самопровозглашённую Южную Осетию. 26-летняя Алёна Гагиева родом из Владикавказа, но замуж вышла в Цхинвали. Семья жила у родни мужа: накопить на собственную недвижимость не представлялось возможным. Когда подвернулся случай уехать в Америку вместе с семьёй брата, Гагиева отказываться не стала, супруг её поддержал. Так в октябре они оказались на другом континенте с малолетними детьми на руках.

«Работу там [в Южной Осетии] никак не могли найти. Начали строить дом, да остановились. Брат предложил уехать вместе с ними, и мы согласились. Но если у него вид на жительство в Штатах, то мы хотим заработать денег и года через три–четыре вернуться», — признаётся собеседница.

У неё двухлетний ребёнок, у её брата — двухмесячный. Благодаря этому долго в фильтрационной тюрьме их не продержали — всего лишь сутки.

«В камере шесть на два метра нас было 14 человек. Толком лечь не получалось. Туалет на виду, круглосуточно горит яркий свет. Я была в шоке. Нас даже не спрашивали, с какой целью мы переходим границу: и без того ясно, что мы из «политических»», — рассказывает Гагиева.

С жильём собеседнице повезло. У Алёны в Калифорнии живёт друг, он сказал, что с поиском квартиры проблем не будет, а уже на месте им помогли земляки. Гагиева и её невестка не работают — смотрят за детьми, хотя готовы устроиться в салон красоты. Их мужчины устроились на автотраки — месяц находятся в разъездах, неделю отдыхают. Нелегалам здесь многим приходится жертвовать, и они осознанно идут на этот шаг, говорит собеседница Кавказ.Реалии.

***

В начале февраля Росстат опубликовал данные, согласно которым Северная Осетия занимает третье место в стране по уровню безработицы, который составляет 12 процентов. Хуже только в Дагестане и Ингушетии. Республика также входит в число регионов, где относительно большая доля населения получает зарплату ниже установленного государством минимального размера оплаты труда. Кроме того, в регионе в 2021 году была зафиксирована инфляция на уровне значительно выше среднероссийской.

Глеб Скворцов

Кавказ.Реалии

 

Комментариев: 0

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Back To Top
×Close search
Поиск