skip to Main Content
Меню

Раб конного спорта

Пришел, увидел, полюбил — так вкратце выглядит путь Владимира Туганова в конный спорт. Было ему тогда 11 лет, жил он в городе Орджоникидзе (так до 1990 года именовался Владикавказ) и однажды зашел на конюшню, как случайный прохожий. Посмотрел, погладил лошадей. Через полгода вернулся и записался в городскую конно-спортивную школу.

Как тут не порассуждать о сплетении случайности и закономерности в нашей жизни? Ведь быть Туганову «на коне», как говорится, на роду написано. Принадлежит он к небольшому теперь, но старинному и почитаемому осетинскому роду. До революции Тугановы носили княжеский титул и, как положено аристократам, преданно служили российским императорам — род Тугановых дал России шестерых генералов. За что в последствии и поплатился. После 1917 года многие Тугановы лишились не только титулов, но и жизни.

Много лет спустя фамилия Тугановых вновь прославилась — уже в советское время. Цирковая труппа под управлением Михаила Туганова (прямого родственника Владимира — дальних в Осетии не бывает) долгие годы была любимицей не только советских, но и зарубежных зрителей. Потом эстафету приняла дочка Михаила — Дзерасса Туганова. Сейчас Дзерассе уже 65 лет, и труппа прекратила свое существование.

Нет, цирковая карьера родственников не повлияла на выбор юного Володи Туганова. Он пришел на конюшню, ведомый чувством, которое испытывал каждый конник, но никто пока не нашел ему объяснения.

Первые шаги в конном спорте Туганов делал как троеборец. Первый норматив мастера спорта он выполнил именно в троеборье, будучи членом сборной команды Российской Федерации и СССР. Но к двадцати годам, по своим собственным словам, «сильно вырос», вес подошел к 90 кг, и для троеборья стал тяжеловат. Перешел в конкур, вновь вошел в состав сборной России.

Тут его и застали коренные перемены, перевернувшие нашу жизнь. Новое время требовало новых подходов ко всему.

«Я смотрел на все чуть-чуть по-другому, — рассказывает Владимир. — Продолжая заниматься спортом некоторое время, я понял, что продолжать так и дальше — значит в пустую тратить время. Я поставил себе другие задачи — заработать денег и с ними вернуться в конный спорт, чтобы продолжить тренироваться на должном уровне».

В 1990 году Туганов уходит из спорта, уезжает в Москву и начинает заниматься бизнесом. «Когда я уходил, — рассказывает он теперь, — я, конечно, не мог знать, удастся ли мне добиться успеха в бизнесе и когда-нибудь вернуться в конный спорт. Но это такой вид спорта, из которого человек не может просто так взять и уйти — пока есть здоровье и силы, ты всегда стремишься туда. Любовь к лошади! Это трудно объяснить, но я точно понял — я раб этого спорта. Где бы я ни был, чем бы ни занимался, я всегда интересовался конноспортивными новостями, читал о лошадях, смотрел передачи. Все восемь лет, что я не занимался спортом, я не переставал мечтать о том дне, когда я смогу вернуться и снова сесть в седло».

Этот день наступил в 1998 году, когда Владимир почувствовал, что обстоятельства позволяют ему вновь заняться лошадьми. Он пришел в тот же манеж, где впервые сел в седло, попросил у своего первого и единственного тренера Валерия Михайловича Залоева лошадей, привез их в Москву и под эгидой клуба «Алания» стал выступать.

«На самом деле клуба «Алания», по сути, не существует, есть только название, — говорит Владимир. — Мы выступаем за конно-спортивную школу города Владикавказа, являемся членами этой команды, и я сам числюсь в штате школы тренером. Я бы мог действительно организовать свой клуб, но не хочу. Когда-то давно я пришел в эту школу маленьким мальчиком, здесь меня научили всему, что знали сами, не просто научили — воспитали меня. Отсюда мои корни, я люблю всех, кто работал со мной, и хочу, чтобы все, чего я смогу добиться в конном спорте, было и их достижениями, их победами».

В прошлом году Владимир Туганов осуществил другую поставленную перед собой задачу — в течение шести месяцев он проходил стажировку у одного из ведущих конников Германии Франке Слоотака. Из Германии на Родину вернулся абсолютно другой спортсмен-конник Владимир Туганов.

— Что так перевернуло все ваши представления о конном спорте?

— Интуитивно я всегда чувствовал, что нужно ехать за границу, нужно учиться там. Но это была лишь интуиция, разговоры людей, которые там были, редкая информация.

В первые же дни моего пребывания в Германии меня поразил профессиональный подход тамошних спортсменов к своему делу. Профессиональный подход — это значит сидеть по 8 часов в седле, это значит работать столько, сколько необходимо, это значит иметь очень много средств, чтобы заниматься этим спортом.

До отъезда я и не думал, что все так серьезно — я относился к спорту как и все, с кем я начинал. Я жил в своем мире и стремился к тем высотам, что открывались мне в моем видении.

— Как теперь вы видите, конный спорт в России совсем иной, нежели в Европе?

— В России вообще нет конного спорта! Какой это спорт. Тут мы тренируемся на любительском уровне. Для России это ничего — если судить по своим меркам. Но я видел другой спорт — вы меня, может, и не поймете. Я видел спорт профессионалов, видел, как это делается и чего это стоит.

Конный спорт — это совсем не тот спорт, каким его представляют в России. У нас больше разговоров, а там один результат. Откройте любой каталог, где перечислены результаты всех турниров, поищите там наших всадников. Вы их там не найдете, за исключением Лены Сидневой и Светы Диканенко (Князевой). Вот и все — о чем тут говорить.

— Не слишком ли для одного человека — самому заниматься бизнесом и самому же расходовать средства на лошадей, занимаясь конным спортом профессионально?

— Заниматься бизнесом и лошадьми удается с трудом. Ежедневно по 5-6 часов сижу в седле, остальное время посвящаю бизнесу. А деньги отдаю за свое любимое дело — зачем они еще нужны? Чтоб вкусно поесть и подольше поспать?

А потом, я вкладываю деньги не в лошадей, а в знания. Я немало заплатил, когда поехал в Германию, и я уехал туда за знаниями, понять, почему они первые. Увиденное привез сюда. Теперь распространяю свои знания среди людей, которые хотят тренироваться. Я хочу, чтобы они хорошо выступали, чтобы наш спорт выходил на достойный уровень. Для этого нужны знания, нужны лошади. Если что-то делаешь, это нужно или делать хорошо, или совсем не браться — это мой принцип.

— Ваши идеи находят понимание в московской конноспортивной среде?

— Нет, к сожалению. Кроме меня так думают только два-три человека — Александр Тихонов, Борис Кузьмин, Анатолий Меркулов — и еще несколько энтузиастов, пожалуй, и всё по Москве. Эти люди действительно готовы отдать и время, и деньги, чтобы конный спорт действительно был.

Просто обидно бывает — хочется достойно страну представлять, биться за рубежом на равных и побеждать. Для этого надо много учиться, нужны идеи, заинтересованные люди. А у нас что — конному спорту помогают, в общем-то, люди со стороны, а те кто у нас должен это делать, творят не пойми что.

— Насколько же хватит ваших средств и энтузиазма для такой напряженной, по сути, двойной работы?

— Энтузиазма пока много, все зависит от средств. Насколько долго их будет хватать — трудно сказать. Да и энтузиазм тщательно ломают разные причины. У меня единственное желание — где-нибудь встать и спокойно тренироваться. Это, как оказалось, проблема. Я готов платить, все делать — только чтобы не мешали работать. Не могут мне этой возможности в России предоставить! Почему — это не ко мне вопрос. Да и вопроса нет — ответ на него все прекрасно знают. Я хочу спокойно заниматься своим делом и делать его хорошо.

— При напряженной жизни неужели остается время еще и на семью?

— Мало, но остается. Семья — жена и две маленькие дочки — понимают меня и пока терпят все трудности, связанные с этими занятиями. А в целом я неплохо устроен в жизни — вот уже 10 лет прописан в Москве, живу в Митино, в своем доме.

— Никто из семьи не будет продолжать начатое вами дело?

— Не знаю, дети, тем более девочки, должны сами выбирать, чем им заниматься. А кому продолжить дело найдется. Это сейчас нас мало, пройдет время и люди поймут, что мы правы. Главное нам сейчас — начать.

— Напоследок, скажите все-таки, ради чего вы тратите столько сил и средств, зачем вам все это нужно?

— Да я только об этом и говорил! Мне обидно за нашу страну, что у такой державы нет конного спорта, хочется добиваться процветания нашего спорта. И, в какой-то мере, я делаю все это ради себя — я люблю лошадей, я занимаюсь конным спортом, а раз я этим занимаюсь, я должен это делать хорошо.

Владислава Смирнова
журнал «Золотой Мустанг», 2000 г.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back To Top
Close search
Поиск