skip to Main Content
Меню

«Он был из поколения титанов». Памяти Темирболата Сакиева

Год назад, 25 января, через 10 дней после своего 90-летия, скончался Темирболат Константинович Сакиев. Это большая утрата для московской осетинской общины – Темирболат Константинович со дня своего приезда в Москву и до конца жизни был среди своих земляков.

В далеком 1946 году 17-летний выпускник заманкульской школы приехал поступать в университет. Послевоенная дорога из Осетии до большой столицы занимала две недели, но что такое для молодого парня провести две недели в поезде в переполненном вагоне, когда тебя влечет мечта.

Закончив исторический факультет МГУ им. М.В.Ломоносова, Темирболат Константинович несколько лет работал по специальности, потом перешел в райисполком замоскворецкого района. Видного молодого заманкульца знала сначала вся студенческая осетинская молодежь, а позднее его имя стало широко известно и среди осетин старшего поколения.

«Вот это поколение — поколение Темирболата — они все уходят, а ведь каждый из них — это глыба. Это поколение тех, кто не тратил свое время на земляков ради дивидендов. Они все служили осетинской культуре, чтобы она жила и продолжалась. Они только этим были озабочены. Ни разу я не помню, чтобы Темирболат сказал на любое приглашение в общину: “Я не могу прийти, у меня дела, занят”. Он всегда присутствовал. По большей части с супругой Кимой», — вспоминает Умар Шавлохов.

Со своей будущей женой Кимой они познакомились в Москве. Его безмерная доброта, деликатность, природная интеллигентность (ко всему он был просто красавцем), конечно же, производили на всех впечатление. Он без труда смог завоевать доверие родителей Кимы Георгиевны, с которой они потом прожили по-настоящему счастливую жизнь. Они воспитали двух дочерей и двух внуков. До рождения правнука Темирболат Константинович не дожил несколько месяцев.

«Отцом он был великолепным. Я до сих пор не могу отойти от этой потери. Для меня все равно 50 лет ему было или 90… я потеряла большой кусок своего счастья. Часть себя. Таких отцов редко встретишь. Чуткий, внимательный, очень толерантный — с ним я могла поговорить абсолютно на любую тему. Вспоминаю детство, свои юношеские рассуждения — он всегда спокойно на все отвечал, знаете, педагогическое такое образование, да и сам он был спокойный человек. Советы, которые он мне давал по жизни, все что он в меня вложил со мной до сих пор», — говорит Любовь Сакиева.

Его старшая дочь Кира много лет живет в Греции. Темирболат Константинович всегда очень ждал встречи с ней и внуком, гордился ими. Вообще он с большим трепетом относился к семье. Истинные ценители национальных песен, они с Любой устраивали семейные мини-концерты, радовали музыкой гостей. Ни одно праздничное мероприятие не обходилось тогда без исполнения героических песен, и Темирболат зарекомендовал себя как один из лучших исполнителей.

«Они с Темирболатом Березовым были друзьями и оба замечательно пели осетинские героические песни. Застолье, кувд, свадьба – редко что-то из этого проходило без песни и запевалами часто были либо Березов Темирболат, либо Сакиев. Он, во-первых, знал очень много героических песен, во-вторых прекрасно пел. А в душе он был еще и поэтом. Я хорошо помню когда издали его сборник стихов. Там очаровательные посвящения его супруге», — вспоминает Амирхан Торчинов.

Исключительно порядочный, честный до мозга костей, Темирболат Константинович никогда не позволял себе вольностей. Вместе с тем он был очень гуманным к другим людям. Самым действенным методом в работе с молодыми он считал слово. Он всегда показывал пример такта и глубокого уважение к другим людям, таким же он был и с молодыми людьми, и с детьми.

«Я когда был председателем Совета общины — это была вторая половина 90-х, начало 2000-х годов — когда проводилось заседание и там бывал кто-то из двух Темирболатов — или Сакиев или Березов, я никогда не сел в кресло председательствующего. Я садился там, где мне было положено по возрасту, а за старшего сажал кого-то из них. Это были очень авторитетные великие люди. Я считал, что при них вообще неправильно было сидеть нам за старшего. Я их называю великими гуманистами», — продолжает Амирхан Торчинов.

Темирболат Сакиев не оставался никогда и ни к чему равнодушным. Его интересовало все — спорт, музыка, литература. На все у него было свое мнение, своя оценка. Умар Шавлохов добавляет: «Значение Темирболата Сакиева для московской осетинской общины, конечно же, было очень большое. Он был из поколения титанов, из тех, кто создавал имидж всем осетинам. Не по книгам и статистике, а в живом общении. Красивый, общительный, «уæздан, æгъдауджын» — как у нас говорят — он с большой теплотой относился ко всем людям и его самого любили все. Не` хсæнад нын фидауын кодта».

Творческий вечер Темирболата Сакиева.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back To Top
Close search
Поиск