skip to Main Content
Меню

Смелая Дика

Она входила в число 800 осетинок, ушедших на фронт в первые дни войны. Участвовала в боях за Севастополь и Кавказ. Бу­дучи совсем юной выпускницей летного учи­лища, Илита Кирилловна противостояла не­мецким воздушным асам. О подвигах летчицы до сих пор ходят легенды, а враги, знавшие её под прозвищем «Дика», относились к ней с уважением. Она мечтала покорить небо, и для этого ей пришлось очищать его от немецких захватчиков.

Илита была пятым ребёнком в семье. Всего же их у родителей было девять – восемь дочерей и сын. После установления Советской власти семья Дауровых вместе с односельчанами переселились из селения Хуссар-Ламардон на равнину и на берегу Терека основали село Фарн. Илита росла бойкой и бесстрашной девочкой. Первая помощница отца в любом деле, она рано научилась ездить верхом и стрелять из ружья, а в умении джигитовать могла поспорить с лучшими из парней. Отец часто говорил дочери, что она должна была бы родиться мужчиной.

Окончив начальную школу, начала работать в колхозе. По результатам сбора урожая Илита оказалась лучшей в Осетии звеньевой женской бригады. Девушке не было и 19-и лет, когда ее избрали депутатом Верховного Совета СОАССР.

В 1939 году Илиту направляют в Москву на подготовительные курсы в Академию Соцземледелия. Но в столице девушка всерьез увлекается авиацией, и, следуя за своей мечтой, поступает в Харьковское Авиационное училище. Там же учится и Харитон Саламов, человек, благодаря которому Илита полюбила небо, и которому она на всю жизнь отдала свое сердце.

Летом 1941 года Илита и Харитон решили сыграть свадьбу. По иронии судьбы, торжество было назначено на 22 июня. И вот, в самый разгар воскресного дня, когда гости уже собрались, а невесту одели в подвенечное платье, во дворе Дауровых появился сам Харитон со страшной вестью: началась война. Родные молодых решили отложить свадьбу до дня Победы. Уже вечером в военном эшелоне Харитон Саламов и Илита Даурова уезжали на фронт. Никто тогда не знал, что свадьбе так и не суждено будет состояться, и что видят они Харитона в последний раз. С войны он так и не вернулся.

Для Илиты война началась под Туапсе. Ее зачислили в морскую авиацию. С первых же дней девушку окрестили прозвищем «ДИКА». Это аббревиатура ее фамилии/имени/отчества – она сама придумала. Среди сослуживцев за ней так и закрепилось это имя.

Военная часть, куда определили Дику, занималась воздушной разведкой. Летали на легких самолетах У-2, которые спешно дооборудовались под военные нужды, но все же они оставались легкой мишенью для истребителей противника. Во время одного из боевых вылетов, увидев, как несколько  «мессеров» расстреливают беззащитный госпиталь, девушка ринулась на них, чтобы отвлечь огонь на себя. Одна из вражеских машин спикировала на нее, но Илите удалось увернуться, и «мессер», не сумев выйти из пике, врезался в землю. Оказалось, что сбитым Илитой самолетом управлял один из лучших немецких асов. Пленный летчик не мог поверить, что за штурвалом У-2 сидела женщина. Убедившись в последнем, он подарил ей часы в знак восхищения.

Перед Новым 1942 годом Дика возвращалась с боевого вылета — их дивизия доставляла боеприпасы, продовольствие и медикаменты в осажденный Севастополь. В воздухе ее стали атаковать немецкие «мессеры». Чтобы уйти от преследования, Дике пришлось посадить свою «уточку» (У-2) на лесную поляну.

Приземлившись, она выпрыгнула из кабины. Огляделась. Перед ней, прямо на опушке, небольшая ёлочка. Озорная мысль мелькнула в голове летчицы: а что, если сбросить эту ёлочку севастопольским детям в осажденный город?! Как никак праздник…

Пройдут месяцы, и, сама очутившись в Севастополе, Илита узнает, что ее безрассудство было не напрасным: в ту новогоднюю ночь ёлочка стояла нарядная в подземном временном Доме пионеров и радовала детишек. Уже после войны Ирина Гурджибекова напишет в «Балладе о ёлке»:

… Черные годы в гнев обратили ласку,

Уже не голубка хрупкая – орлица машет крылом.

Могла ль она знать, что спустит зеленую сказку,

В жестокую быль, в похожий на крепость дом…

 

Ранней весной 1942 года Илита в составе звена старшего лейтенанта Ефименко попала под обстрел вражеских зениток. Подбитая «уточка» Дики камнем полетела в море, но девушка успела выпрыгнуть и очутилась в ледяной воде.

К счастью, ее подобрали матросы с подводной лодки, которые видели все происходящее в небе. Раненная девушка оказалась в осажденном севастопольском медсанбате с двусторонним воспалением легких. В бреду, она начала кричать на осетинском языке, а рядом как раз оказался  комиссар медсанбата Сергей Санакоев. Стройный, обаятельный, бесстрашный, с хорошим чувством юмора – Сергей Васильевич пользовался большим авторитетом среди сослуживцев. В окруженном немцами городе он по-отечески опекал молодую, но уже известную на фронте Дику.

… Это было в июле 1942 года. Севастополь пришлось сдать. Эвакуировали людей морем, но на всех не хватало кораблей. Оставшиеся в окружении части организовали отряд сопротивления. Командир 3-й группы политрук Сергей Санакоев со своими бойцами сражались до последнего. Фашисты с собаками окружили их на каменоломнях, шансов прорваться у бойцов не было. Там они приняли последний бой. Трагедия произошла 5 июля 1942 года под Севастополем …                                         

… Глубокое уважение к политруку Санакоеву Илита пронесла через всю жизнь. После войны она каждый год ездила навещать его семью — жену Тину Иосифовну и детей, с которыми поддерживала связь.

Этот ларец с текстом — описанием последнего боя Сергея Васильевича и его портрет – подарок к 40-летию Великой Победы семье Санакоевых. Илита Кирилловна вместе с полковником Советской Армии Артемием Михайловичем Зуенковым сделали их собственными руками.

После госпиталя вернуться в свою дивизию Дика не смогла – эскадрилью перебросили в Азербайджан. Ей же пришлось пока оставаться здесь, в Севастополе. Из-за острой нехватки самолетов девушку рекомендовали рекомендовали в полевую разведку.

Однажды, будучи на задании, Дика с сослуживцами оказались в крымском селе Чергунь. Там к ним прибился мальчишка – Валерий Волков. Так, в седьмой бригаде морской пехоты появился свой «сын полка», который наравне со взрослыми бойцами защищал Севастополь.

На долю Валерия Волкова выпала нелегкая судьба. Его родителей расстреляли немцы. Мальчик рано повзрослел, рано стал мужчиной. Илита всей душой прикипела к нему и решила для себя, что обязательно усыновит его. Да и Валерик быстро привязался к ней.

Мальчуган был смышленый — придумал издавать газету «Окопная правда». В ней он рассказывал о подвигах старших товарищей и воодушевлял солдат на Победу.

В перерывах между боями юркий солдат Валерик по-пластунски выбирался на нейтральную полосу и собирал оружие, или же приносил воду из перебитого неподалеку водопровода. В одну из подобных вылазок, когда мальчишка уже дополз с котелком до трубы, началась атака немцев. Валерик оказался в ловушке. На него двигался фашистский танк, готовый его раздавить. Дика, схватив связку гранат, забыв обо всем, побежала наперерез железной махине. Она успела метнуть их под гусеницы танка, а потом бросилась к распростертому телу мальчишки. Поволокла его к своим окопам. Он был ранен.

Последними словами, которые она услышала, были: «Мама Илита. Я тебе воды принес…». Он умер у нее на руках, ему было всего 12 лет.

В тот день она написала письмо домой:

«Дорогая Мама! Не беспокойся за меня, я здорова. В течение трёх дней мы отражали атаки неприятеля. Вчера погиб наш лучший врач Мамедов, а сегодня погиб Валерик, о котором я тебе уже писала. Раньше я не плакала, мне казалось, я разучилась, но сейчас я не в силах сдержаться. Посылаю вам карточку нашего взвода. Валерик сидит рядом со мной. Мы отомстим за Волчка. Твоя дочь Илита. 1 июня 1942 года»

Вскоре после смерти Валерика немцы вновь атаковали город. Это были последние дни героической обороны Севастополя. Взрыв гранаты. Осколочное ранение в голову. Контузия. Эвакуация. Пришла Илита в себя уже на больничной койке в стационарном госпитале. Тяжелейшее ранение головы заставило врачей настоять на её демобилизации. Попытки опровергнуть их диагноз разбивались о нестерпимые боли. В 1944 году девушка вернулась на Родину. День Победы она встретила в Осетии. Ей было всего лишь 25 лет.

За заслуги перед Отечеством Илита Кирилловна была награждена орденами: Красной звезды, Очественной войны I степени, Знак Почета; 15 медалями, в том числе: «За оборону Севастополя» , «За боевые заслуги», «За отвагу», «За победу над Германией в ВОВ 1941-1945 годов».  Ей было присвоено звание мастера парашютного спорта СССР.

После войны Илита еще долгие годы ждала своего жениха Харитона Саламова, пропавшего без вести. Да и память о Валерике бередила в ней глухую боль. Ее спасала от тяжелых мыслей работа. Социально активная, она никогда не могла сидеть сложа руки. И все время была на руководящих должностях: начальник, директор, заведующая. Удивительно, но у нее получалось при этом оставаться мягкой и женственной – ее авторитет не приходилось проявлять жесткости в работе с людьми. Она могла в полголоса сказать/объяснить так, что тут же все воспринималось и исполнялось.

Илита заботилась обо всех, кого могла охватить. Она состояла так же в штабе, опекавшем одиноких ветеранов и вдов участников войны. Безмерно любила и своих близких и родственников, которых у нее было немало.

В 1979 году Илита Кирилловна переехала в Москву. Но и здесь она не могла сидеть без дела. Пока позволяло здоровье, она работала главным хранителем народного музея  К. Е. Ворошилова и принимала активное участие в общественно-политической жизни, в деле военно-патриотического воспитания подрастающего поколения. Тесно сотрудничала со школами и ветеранскими организациями Севастополя и Москвы, не пропускала встречи однополчан.

После ее смерти, как она и завещала, ее прах был перевезен во Владикавказ и похоронен на Аллее Славы со всеми воинскими почестями.

«Дика как алмаз была – сильная, крепкая, красивая! Располагала к себе очень, даже посторонние незнакомые люди ею очаровывались, стоило ей заговорить. Смотришь бывало на нее, такую хрупкую, и думаешь: «Какая летчица? Какая военная форма? Вы что?!..» Но вот понадобилась она Родине, стране, народу – пошла бомбить фрицев. Такая хрупкая красавица и летчик!»                       

Сергей Санакоев, государственный и политический деятель, бывший первый секретарь ЮО обкома КПСС

 

«На фронт ушли более двухсот сыновей и дочерей фамилии Дауровых, все они показали себя достойными защитниками Отечества. Но особую гордость мы испытываем за сестру нашу Илиту Кирилловну, которая показала образец мужества и отваги.»

Дамир Дауров, член Союза писателей России, Заслуженный работник культуры РСО-Алания и РФ

 

«… Помню, в президиум конференции пригласили первую летчицу Осетии Илиту Кирилловну Даурову. Услышав ее имя, зал почтительно встал. Еще бы! Кто в свое время не знал ее – героиню Великой Отечественной, сумевшую и в мирное время отдать людям все свое щедрое сердце…»

Валентина Бязырова,
Заслуженный учитель РФ

 

 

К 100-летию первой осетинской летчицы Илиты Дауровой

Шёл самый первый день войны,
Всё болью и бедой дышало,
Но вот Илита точно знала —
На всё готова для страны,
Где все мечты её и сны,
Чтоб небо снова мирным стало!

Ушла на фронт без лишних слов,
Свой путь к победе выбрав сразу,
Чтоб над Ростовом и Кавказом
Громить врагов, качнув крылом,
Сражаясь в небе с тёмным злом,
Гоня фашистскую заразу!

Но вот в очередном бою
Она была однажды сбита —
Чтоб выжил командир, Илита
Отдать готова жизнь свою.
И вот она опять в строю —
Не сломлена и не убита,

Подводники спасли её,
И Севастополь стал ей домом,
И вот в бою Илита снова —
Морской пехоты шквал идёт,
Всё о победе в ней поёт
Так мощно, искренне, знакомо!

Медали были, ордена,
Себя Илита не жалела,
Сражалась честно, как умела,
Сияла мужеством она,
Чтоб сорок пятая весна
Салютом радостным гремела!

Она — пример для всех вокруг
В патриотизме, в чести, в силе,
Чтоб так же родину любили,
Чтоб верили мы в силу рук,
И чтоб не повторилась вдруг
Война. Чтоб мир мы сохранили!

Константин Хабаев, 12 лет

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back To Top
Close search
Поиск