skip to Main Content
Меню

Во имя мира!

Думаю, со мной согласятся многие: земля принадлежит тем, кто на ней живет. На территории Южной Осетии до войны (89-92 г.г.) проживало 27% грузин, сейчас их гораздо меньше, всего около 5%, не считая грузинских сел. Тем не менее, браки между этими двумя соседними народами не редкость. Довольно много осетин в непризнанной республике, в жилах которых течет и грузинская кровь. Поэтому многим сегодня трудно однозначно решить, на чьей они стороне: на грузинской – в дань уважения к своим предкам или на осетинской – во имя справедливости и мира. Это равно тому, что уважать и любить больше отца или мать, которые являются представителями разных национальностей.

Со своим вопросом я обратилась к одному из моих знакомых осетин: «Эта равнинная часть – родина и грузинам тоже. В Москве у меня есть друг – грузин из Цхинвальского района. Он там коренной житель, как я ему скажу, что это не твоя земля?!» – услышала я в ответ.

Действительно, раз человек родился, вырос в Южной Осетии, но по национальности он грузин, чью сторону ему занять?! И как соседу-грузину, с которым вы росли, играли, пахали эту землю вместе, можно сказать: «Уходи с моей земли!» Безусловно, это очень трудный вопрос. И здесь позиция человека формируется или за счет патриотизма, тогда считая Цхинвал своим родным городом, грузины все-таки хотят в состав Грузии, или за счет здравого смысла и знания истории. К сожалению, второе бывает редко.

Но ни те грузины, которые живут на территории Южной Осетии, ни те, кто на территории Грузии, войны не хотят. Они боятся снова потерять сыновей и братьев, мужей и отцов, народ отказывается верить в то, что война может начаться в любой момент. А это возможно тогда, когда у одной из сторон сдадут нервы. Слишком уж напряженная обстановка сегодня складывается вокруг Южной Осетии.

– Как у вас настроен народ? Война будет?– спросила я у своего грузинского собеседника.

– Не дай Бог, кому она нужна, хватит крови, – вот она позиция простого народа.

Но почему-то в Грузии не прислушиваются к таким вот обычным прохожим, с которыми довелось общаться мне. Там решаются вопросы на более высоком уровне. Грузинские чиновники, видно, не боятся гибели своих детей. Их сыновья просто-напросто не идут воевать.

–Уже пора забыть то, что было, надо говорить о том, что будет, – говорят мне грузины, побывавшие на войне и потерявшие родных во имя того, чтобы все повторилось вновь.

– А горе и смерть близких тебе людей можно забыть? – спрашиваю я, пытаясь выяснить, на самом деле такова грузинская позиции или это позерство.

– Сложно конечно. У меня тоже брат погиб в Абхазии, но ради общего дела моя семья готова забыть горечь.

Да, ни одна мать, потерявшая сына, не пожелает своему самому злейшему врагу пережить подобное, вытерпеть столько боли и скорби, пролить столько слез. В этом и осетины, и грузины схожи, никто не хочет снова хоронить своих родственников. Не даром, когда грузинские «миротворцы» были задержаны в районе села Ванати, именно осетинские матери, потерявшие своих сыновей на войне 89-92 г.г. пришли к президенту просить их освобождения. И это объяснимо, все понимают, что те ребята, которые стояли на коленях на площади в Цхинвале, всего лишь «пешки», которым даются приказы, и они не могут не  выполнять их. Кто захочет позора себе и своим близким, которым будут напоминать о «предательстве, о неподчинении самому М. Саакашвили»?! Никто. У них нет выхода, либо полное подчинение даже неправомерным приказам, либо позор на всю семью».

В Грузии многие считают, что от народа ничего не зависит, на повестке дня сегодня вопрос: на чьей же стороне будет Россия?

– Все это игра между Россией и США, не нам решать, – вот что говорят на улицах в Тбилиси.

Мира хотят все, вот только грузинское правительство его почему-то не хочет. Беседуя с грузинами, я ни раз слышала фразу: «грузинский народ всегда договорится с осетинским, мы же всегда вместе были, соседи мы». И действительно, что тут говорить о национальной неприязни, когда люди сами не хотят воевать. Ни та  сторона, ни другая.

После ареста Звияда Гамсахурдии, к власти, пускай и незаконно, пришел Эдуард Шеварднадзе. Он «рассчитывал на то, что пото­ки долларов потекут оттуда (прим. авт. с Запада) и в мгновение ока превра­тят Грузию в цветущий край, каким она была в соста­ве СССР. Пока что дорого платит грузинский народ за политику Шеварднадзе» – так писал в  своей книге «КГБ и ВЛАСТЬ» Ф.Д. Бобков.

Больше 12 лет непризнанная республика Южная Осетия была независима, там воцарилось спокойствие и тишина, начали забываться звуки взрывающихся снарядов и проносящихся пуль. Восстанавливалось разрушенное хозяйство, улучшалась экономика, поднимался уровень жизни народа. И всем было хорошо: и осетинам, потому что жизнь налаживается, и грузинам – кончилась война. Но 23 ноября Э.Шеварднадзе объявил, что уходит в отставку. В Грузии вновь меняется президент.

В свою очередь, на внеочередных выборах  Эдуард Шеварднадзе в беседе с журналистами

пожелал новому президенту: «Много и лучше работать, меньше говорить и больше делать дела».

А  тогда почти ни  кого не было сомнений в том, что именно Саакашвили победит, поэтому эти слова предназначались ему.

Так и случилось, в 2004 году  к власти пришел молодой  лидер «Единого национального движения» Михаил Саакашвили. И снова все перевернулось: Покой и размеренная жизнь в Южной Осетии ушли в небытие.

Новый президент не прислушался к словам старшего. На деле оказалось все наоборот – меньше и хуже работать, больше говорить и меньше делать дела.

А совсем недавно  М. Саакашвили  и вовсе обвинил экс-президента Грузии Э. Шеварднадзе в том, что тот даже не попытался разрешить грузино-осетинский вопрос, не предпринял никаких действий для предотвращения сегодняшнего конфликта и не возвратил Южную Осетию в лоно Грузии. И возникает вопрос, кто больше заботился о своем народе, бывший президент, пускай даже не произвольно, или нынешний, который «мирным» путем пытается решить те проблемы, которые сам себе и создает.

Наталья Соколова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back To Top
Close search
Поиск