skip to Main Content
Меню

Дом с историей: мечеть в египетском стиле на берегу Терека

Суннитская мечеть — один из главных символов и одно из красивейших зданий Владикавказа. Не только изящное сооружение, но и знак любви. До 25 октября её можно увидеть на выставке «Россия в миниатюре», которая проходит в парке Царицыно. 

Фото: Анна Кабисова

Красно-голубое здание с минаретами, стоящее у воды на фоне далеких горных вершин, — этот вид стал одной из визитных карточек Владикавказа. К Суннитской мечети, или мечети Мухтарова, приходят не только исполнить религиозные обряды — памятник архитектуры федерального значения привлекает своей восточной красотой. Этому необычному сооружению уже больше века, а споры о его происхождении продолжаются до сих пор.

Версия № 1. Влюбленный нефтяной магнат

Иллюстрация: научно-проектная документация ФГУП «Центральные научно-реставрационные проектные мастерские» Один из первых снимков строящейся мечети. Около 1905−1906 гг.

Мусульманский храм на левом берегу Терека — подарок состоятельного бакинского нефтепромышленника Муртазы Мухтарова любимой жене, осетинке Лизе Тугановой. По крайней мере, такова версия историков и краеведов.
Первый камень будущей мечети заложили в 1902 году. К тому времени в многонациональном и многоконфессиональном Владикавказе уже были кирха, множество православных и католических храмов и шиитская мечеть. Мусульмане-сунниты — в основном купцы-азербайджанцы, служившие в Осетии татары и часть осетин — тоже хотели иметь свой молитвенный дом. Они обратились в городскую администрацию, чтобы та выделила им место для строительства.
Место выбирали долго, рассказывает научный сотрудник института истории и археологии Северной Осетии, кандидат исторических наук Феликс Киреев.
— Водопровода не было — мечеть должна была стоять около воды, чтобы прихожане имели возможность перед молитвой ходить на омовение к реке, — объясняет он. — Поэтому строить решили у берега. Берега в то время не отличались благоустройством. В основном у Терека находились бани и мельницы.
Подходящий район, наконец, нашли, и началось строительство. Но собранных денег не хватало, и мусульмане Осетии решили обратиться к известному меценату, нефтяному промышленнику — азербайджанцу Муртазе Мухтарову.

Храм в честь жены

Муртаза Мухтаров с женой. До 1920 года

«Сделал себя сам» — так сказали бы про Муртазу, живи он сегодня.
Мухтаров родился в бедной семье: отец и дед работали батраками и получали гроши. Казалось, такое же будущее ждет и Муртазу, но он оказался сильнее жизненных обстоятельств. Мальчишкой он вычерпывал нефть из нефтяных колодцев, брался за самую тяжелую и грязную работу. Вскоре ему доверили должность мастера, а через какое-то время ни один нефтяной промысел в округе не мог обойтись без талантливого специалиста. Постепенно из мальчика на подхвате Муртаза вырос во владельца собственного предприятия по производству нефтяного оборудования. Когда деловые связи привели его из Азербайджана на Северный Кавказ, он был уже обладателем солидного капитала.
Сумел Муртаза добиться и другой цели — жениться на дочери генерала Хамби Туганова. Осетинку Лизу нефтепромышленник полюбил, как только увидел. И сумел расположить к себе отца девушки, хотя в знатном роду Тугановых было принято родниться только с равными по происхождению фамилиями.
Именно в честь Лизы Муртаза пожертвовал львиную долю средств, требуемых на строительство мечети во Владикавказе. В общей сложности мечеть обошлась в 80 тысяч рублей, 50 тысяч из них — средства Мухтарова.

Немного Египта и шестиконечная звезда

— Муртаза нашел польского архитектора Иосифа Плошко. Он не разочаровал ожидания Мухтарова и хорошо справился со своей задачей, — рассказывает Феликс Киреев. — Настолько хорошо, что позднее Мухтаров доверил ему строительство собственного дома в готическом стиле в Баку.
В строительстве культового объекта принимали участие лучшие мастера своего дела. Расписывать здание и создавать интерьер пригласили художника Франца Долежаля. Два года умельцы кропотливо наполняли пространство мечети сакральными символами. Витражные окна редкой красоты, стены, расписанные изречениями из Корана и орнаментом, делают молитвенный дом похожим на драгоценную шкатулку.
Внутренняя отделка выполнена в технике сграффито, прогрессивной для того времени. Слои многослойной цветной штукатурки мастера снимали последовательно, пока не появлялся нужный цвет. Этот художественно-декоративный прием выгодно подчеркнул изысканность внутреннего убранства.
До Суннитской мечети Иосиф Плошко не имел опыта строительства культовых объектов. Специалисты спорят: в каком стиле выполнено здание? Одни считают, что мечеть Мухтарова похожа на каирские, другие убеждают: Плошко использовал лишь некоторые архитектурные элементы египетского стиля и создал неповторимое творение.
Немалые споры вызывает и шестиконечная звезда — этот символ встречается в декорировании здания. По одной из версий, знаки появились после реставрации в 60-х годах: якобы среди рабочих были иудеи. Но ранние снимки опровергают это предположение.
Сами служители мусульманской святыни не удивлены наличием шестиконечной звезды и объясняют, что этот древний символ встречается в разных культурах. У иудеев это звезда Давида, у мусульман — звезда Сулеймана.

Открыточный пейзаж

Добавил необычности и волнолом на берегу бушующего Терека, возведенный в виде крепостной стены перед мечетью. Он сдерживал бурный нрав реки и не позволял подмывать строение. Сейчас от него осталась лишь верхняя часть, нижнюю забетонировали во время берегоукрепительных работ.
— Перед мечетью росли пирамидальные тополя, а вокруг были расположены маленькие домишки, — говорит Феликс Киреев. — Они не конкурировали со зданием, не давили высотой, что выгодно подчеркивало красоту мечети.
По словам историка, годами позже рядом с мечетью появился летний кинотеатр, а строения вокруг постепенно исчезли. Когда в 70-х годах на берегу Терека начали возводить гостиницу «Владикавказ», кинотеатр снесли, деревья спилили — и мечеть стало видно со всех сторон.
Гостиница сделала мечеть популярным у приезжих местом — многие постояльцы фотографировались на ее фоне. Так мечеть стала визитной карточкой по большей части православного города.

Фото: Эдгар Брюханенко /ТАСС Мост через реку Терек в городе Орджоникидзе. Северо-Осетинская АССР, 1972 год

Версия № 2. Тайна золота Мухтарова

Есть и другая версия появления во Владикавказе этой мечети. Если верить ей, строительство организовал мулла татарской общины города, а средства собирали не только сунниты города.
— Пожертвования делали в Пензенской области и Казанской губернии, в местах проживания татар в России, — говорит бывший председатель республиканского Татарского национально-культурного общества Ирфан Якубов. — Журналы с записями пожертвований хранились до 1942 года.
Однако договоренность с Мухтаровым о финансовой помощи все же была. По словам Якубова, собранных денег на строительство самой мечети хватило, а вот на запланированные медресе и помещение для омовений уже нет. Тогда и обратились за помощью к нефтепромышленнику.
— Делегация из шести человек, в том числе мой прапрадед, поехали к нему, договорились. Проходит какое-то время, вызывают мусульман-суннитов города Владикавказа в государственный банк — пришло 20 килограммов золота. Они радостно приходят его получать. На месте узнают о ряде условий, на которых это золото передается. Среди прочего значилось назвать мечеть именем Лизы Тугановой.
Татары посчитали, что это условие идет в разрез с принципами их религии, и отказались получать золото. Оно пролежало в банке полгода. Медресе и помещение для омовений так и не были построены. Но в итоге золото Мухтарова все-таки вызволили из банка. Это сделала другая община мусульман, построившая на них третью мечеть — на правом берегу Терека, перед нынешним Красногвардейским мостом. Она якобы и была суннитской мечетью имени Лизы Тугановой.
— Ее разрушила артиллерия деникинцев во время боев в годы Гражданской войны, — объясняет Ирфан Якубов.
Согласно этой версии, проект мечети в позднеосманском стиле помогли подобрать в Стамбуле, оттуда же во Владикавказ приехали архитектор-австриец и араб-орнаменталист. К январю 1905 года строительство Суннитской мечети было почти завершено. Богослужение велось на арабском языке, проповедь читалась на татарском. Вход же в мечеть всегда был открыт для верующих любых национальностей.
— До 1920 года при мечети работала татарская начальная школа, — говорит Якубов. — В 1920 году в мечеть под предлогом неуплаты налогов доступ верующим был закрыт.

Мечеть, музей и вновь мечеть

Как бы то ни было, объединяет обе версии одно: в советское время мечеть оказалась недоступна для верующих и едва не пошла под снос.
— По некоторым сведениям, ее хотели разрушить, но в основном под гнет попали православные храмы, — рассказывает историк Феликс Киреев. — Молитвенные дома других конфессий из-за малочисленности особо не трогали.
У экс-главы татарского общества более драматичная версия. По его словам, в середине 30-х годов на закрытом заседании Совета города Владикавказа мечеть решили снести. Но присутствовавшая на собрании член Горсовета Ханифа Ибрагимова организовала татарских девушек-комсомолок, которые в день намечавшегося сноса встали вокруг мечети, заблокировав проходы, и попросили сохранить мечеть как памятник архитектуры.
— Выручило также командование полка, расквартированного рядом, — объясняет Ирфан Якубов. — Во избежание беспорядков его командир приказал татарской роте выставить вокруг мечети вооруженную охрану, что не позволило саперам приблизиться к зданию.

Фото: Елена Афонина/ТАСС

Необычную мечеть удалось сохранить. Позже в ней заработал музей природы. А в 90-х здесь возобновили богослужения, и сейчас мечеть Мухтарова — единственный действующий мусульманский храм в городе.

Фариза Хадашева

Оригинал материала

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back To Top
Close search
Поиск