skip to Main Content
Меню

Таймураз Касаев: «…Нас делить нельзя, и нет смысла в этом, поэтому это должно с пониманием восприниматься республикой Грузия, я так понимаю»

Таймураз Касаев: нас делить нельзя, и нет смысла в этом, поэтому это должно с пониманием восприниматься республикой Грузия, я так понимаю.

Таймураз Каурбекович, что вы можете сказать по поводу прошедшего форума в Санкт-Петербурге?
Т.К.: Во-первых, это очень нужный форум. Сегодня необходимо серьезное осмысление того, в какой реальности мы живем, и какой вклад может сделать в неё осетинская диаспора для наших соотечественников в разных регионах. Во-вторых, важно определить роль и место молодежи в социальных, политических и экономических процессах. Наверное, самое главное в том, что эта тема требовала обсуждения, особенно после трагических событий в Беслане. Хотелось бы отметить, что разговор был очень конструктивным. Такие форумы сегодня нужны!

Как сейчас обстоят дела у нас на родине?
Т.К.: События сентября наложили свой отпечаток на общественно-политическую ситуацию в республике. Сейчас народ уже постепенно выходит из того психологического состояния, в котором оказались мы все. Но в то же время нужно отметить, что сейчас, как мне кажется, идет серьезный процесс осмысления, как в общественных структурах, так и в государственных органах. И я думаю, что в результате серьезного анализа ситуации, сложившейся в республике, будут предприняты шаги не только представителями государственной власти, но и общественными институтами. Нам вместе, всем народам республики, удалось ситуацию удержать под контролем — в этом наша сила! И одним из самых важных факторов является то, что запланированное этими «нелюдями» развитие ситуации после трагедии — другое, не то, которое ожидали они. В обществе понимают, что, если мы сейчас не будем вместе, не будем едины, не будем сообща обдумывать и предпринимать соответствующие времени шаги, то из этой ситуации нам долго придется выходить. Вот и идет это осмысление, оно обсуждается, и я очень надеюсь, что пройдет время, и мы увидим результаты.
На сегодняшний день важной темой для обсуждения остается вопрос представления президентом России глав регионов, т. е. фактическое назначение их. Означает ли это сокращение прав автономии? Не растворимся ли мы в этих общероссийских политических процессах, которые, безусловно, очень важны для России? Каково место Осетии в этих процессах? Не будет ли также, как в годы советской власти, когда вроде мы и были республикой, но принимались анти-осетинские решения: касательно политики ассимиляции осетинского народа, проводимой Сталиным, перевод алфавита на латиницу, а позже и перевод Южной Осетии на грузинский алфавит, а Северной — на кириллицу, отмена осетинской школы. Застрахованы ли мы от анти-осетинских решении государственных властей России?
Т.К.: Первое, что хочу сказать: изменение выборности или появление новых форм назначения губернаторов и руководителей субъектов федерации, полагаю, что это, если не шаг назад, то шаг в бок, в плане демократического развития государства. Что касается национальной республики, то, мне кажется, «назначаемость» в сегодняшних условиях, я говорю это как гражданин республики, наиболее безболезненна. Почему? Потому, что в период политических событии выборности тех или иных руководителей, в том числе и в нашей республике, мы видели раскол внутри общества. Не объединение, не консолидацию – именно «раскол», который разбивал общество на две половины. И это разделение порой проходило внутри фамилии, внутри семьи. И поэтому, если мы говорим о субъекте, например Самарской области, или какой-нибудь другой территории, не затрагивая республики Российской Федерации, то там этот процесс проще и менее безболезненный. А что касается республик, то на сегодняшний день «назначаемость» нужна. Я еще раз подчеркну для того, чтобы сегодня избежать возможного раскола общества, который преследует нас на протяжении последних 15 лет. Я полагаю, что, если кандидатура не будет достаточно поддерживаемой обществом, то, конечно, это может привести, скажем, к не совсем хорошим итогам. Поэтому с принятием этого закона, шаги федерального центра должны быть очень грамотные и продуманные. Ставку нужно делать на ту кандидатуру, которую общество не только примет и поддержит, но и которая сможет грамотно управлять социально-экономическими процессами в республике. Если будет так, то я отношусь позитивно, но, если это будет диктат федерального центра, в том числе, с возможностью роспуска парламента и урезанием автономного содержания республик, — я против.

А как вы думаете, насколько Северная Осетия может выйти за рамки общероссийской политики в вопросе независимости Южной Осетии? Если Россия скажет: «не вмешивайтесь и не отправляйте туда людей», Северная Осетия способна ослушаться?
Т.К.: Самое главное, что сегодня есть, — это Южная и Северная Осетии. И нас разделяет нерв – Кавказский хребет, а соединяет другой нерв – Рокский перевал. И вот на этих нервах никому не позволено играть. У нас есть Право разделенного народа и мы, конечно же, сторонники (как на юге, так и на севере) того, чтобы все решать в рамках политических актов и договоренностей. Я бы очень не хотел, чтобы летние события, которые имели место быть в этом году, еще когда-нибудь повторились. Если это произойдет, то, думаю, очень сложно будет на севере Осетии удерживать желающих активно влиять на те процессы, которые в Южной Осетии будут негативно развиваться. Это самое главное. В Осетии сегодня есть и родственные фамилии, вообще нас делить нельзя, и нет смысла в этом, поэтому это должно с пониманием восприниматься республикой Грузия, я так понимаю.

Таймураз Каурбекович, в чем Вы видите задачу государственных властей Северной Осетии в направлении отношений между местным населением в РСО-Алании и беженцами из внутренних районов Грузии? Не совсем в этом вопросе все так, как хотелось бы патриотам Осетии. Ведется ли работа в этом направлении?
Т.К.: Во-первых, хочу сказать, что беженцы, пребывающие на территорию Республики Северная Осетия-Алания из Средней Азии, из Грузии и т.п., ранее не жили здесь и имеют свою определенную ментальность, с которой трудно уживаться коренным жителям республики. Во-вторых, нужно отметить то, что сегодня часть переселенцев вовлечена в экономические и политические процессы республики, в том числе, в сфере бизнеса, которая активно о себе заявляет. И если на первых порах грань ментальности была очень ярко выражена, то на протяжении последних 10-12 лет она стирается. Я думаю, тенденция будет идти к этому. Самая главная государственная задача сегодня, это довести до сознания той или иной части народа, которая вынуждена находиться вместе, сосуществовать в одном жизненном пространстве, что это череда случайных трагических событий, и нужно с этим пока считаться. Я хочу в качестве примера сказать: беженец с внутренних районов Грузии зачастую говорит по-грузински, хотя вроде бы не хочет этого. То же самое, когда на севере говорят на русском языке. Поэтому здесь нужно иметь выверенную позицию.

Существует ли программа возрождения осетинской школы?
Т.К.: Да, существует! Программа принята и утверждена. Есть череда сложных мероприятий. Разрушать легко, а вот создавать и, самое главное, готовить кадры, которые могут преподавать, особенно, технические дисциплины, намного труднее. Поэтому, сейчас идет первый этап: в качестве эксперимента в ряде школ мы вводим эти дисциплины – первый шаг, второй шаг – создается специальные дисциплины для подготовки кадров-педагогов. И я думаю, что процесс может быть и на десять лет растянут, но мы к этому должны придти обязательно.

Ваши пожелания осетинской диаспоре и посетителям нашего сайта.
Т.К.: желаю счастья, мира, всего самого хорошего! И самое главное хочу пожелать, чтобы нас больше, ни нас, ни наших детей, ни детей наших детей никогда не омрачали такие трагические события, которые мы увидели в этом году, как на севере, так и на юге. Самое главное, чтобы мы были едины, здоровы и чувствовали, что мы сильны тогда, когда мы вместе и понимаем друг друга.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back To Top
Close search
Поиск