skip to Main Content
Меню
Totoonov

Александр Тотоонов: я представляю единый осетинский народ

Сенатор от Северной Осетии Александр Тотоонов рассказал в интервью ресурсу Sputnik о работе в Совете Федерации, перспективах признания Южной Осетии и о том, как на его жизни сказались западные санкции
Совет Федерации во вторник завершил осеннюю сессию. Накануне последнего перед каникулами пленарного заседания мы встретились с заместителем председателя Комитета СФ по международным делам — сенатором от Республики Северная Осетия — Алания Александром Тотооновым. Он ответил на вопросы корреспондента Sputnik Южная Осетия Аланы Сабеевой.

— Александр Борисович, простите, что начинаю с такой темы, но не могу не спросить. В последние дни интернет буквально завален прогнозами по поводу грядущих изменений в составе Совета Федерации. И в некоторых из них ваша фамилия указывается в числе тех, кто, возможно, покинет федеральное собрание. Лично для меня это было неожиданно, учитывая вашу постоянную активность. Можете поделиться своими планами?

— Даже при большом желании не могу обрадовать вас сенсационным ответом, жестким опровержением или категоричным отстаиванием своей позиции. Прогнозы в СМИ — вполне привычная история, так же как варка-жарка — неотъемлемый кухонный процесс. Всякий раз с приближением единого дня выборов, мне и моим коллегам звонят десятки журналистов с просьбой дать хоть какую-то наводку, поделиться мыслями, догадками по поводу того, кто уйдет из СФ, и кого мы ждем. Тем более, в этом году, когда заканчиваются полномочия у 23 сенаторов, в числе которых и я. Для журналистского цеха, для политологов разного калибра это время сродни страде на селе. Наперебой, наперегонки, упражняясь в красноречии и оракульстве, каждый из них пытается сделать прогноз. А так как за время моего пребывания в СФ по разным причинам в регионе дважды сменилась власть (а это очень часто предполагает смену сенаторов), масс-медиа резонно считают, что возможен какой-либо конфликт интересов. К счастью, в нашем случае его нет.

Главная задача — провести достойные выборы и сформировать эффективный парламент. Удастся ли — время покажет. Обсуждать цифры голосования на табло неизбранного парламента — легкомысленно. Что касается решения о моем участии в парламентских выборах, я принял его, как и подобает, только после консультаций с главой республики Вячеславом Битаровым и после того, как получил «благословение» председателя Совета Федерации Валентины Матвиенко.

— Тогда вернемся к сегодняшнему дню. Недавно в Совете Федерации «отгремели» Дни Республики Северная Осетия — Алания. Робот Аланчик, покоривший сердце спикера Совета Федерации, выставка достижений республики, хонга и осетинские пироги — это то, о чем ваши коллеги будут рассказывать своим знакомым, укрепляя тем самым имидж республики. Это замечательно! Но какова практическая польза от проведения подобных мероприятий в Совете Федерации?

— Все, что вы назвали, — это красивая обертка и необходимый антураж, важнее которых — кропотливая многомесячная совместная работа парламента, правительства республики и аппарата Совета Федерации. Дни субъекта — это не дефиле регионов, а Совфед — не презентационная площадка. Это, скорее, возможность поднять наболевшие вопросы и найти возможности для их решения, обсудить перспективы развития конкретных отраслей и проектов в республике. Мы живем, преодолевая трудности и проблемы, актуальные для многих субъектов Российской Федерации, ведь количество регионов-доноров, которых было и так не много, сегодня существенно сократилось. Поэтому сейчас особенно важно распределить имеющиеся в стране бюджетные возможности и оптимизировать финансовые действия, чтобы получить максимальный результат.

Могу уверенно сказать, что мы с коллегами из республики сделали все возможное, чтобы руководство страны обратило внимание на проблемы нашего региона. И особенно приятно, что с таким вниманием сенаторы и спикер СФ подошли к изучению проектов, представленных Осетией. В итоге, Совет Федерации принял постановление о поддержке социально-экономического развития Республики Северная Осетия — Алания. Этим документом, в частности, правительству РФ рекомендовано рассмотреть вопрос об оказании финансовой помощи РСО-А в 2018 году в виде дотаций на сбалансированность республиканского бюджета. Также сенаторы приняли решение поднять вопрос перед исполнительными органами госвласти о выделении дополнительных средств на обеспечение жильем вынужденных переселенцев. В Осетии проблема беженцев с 90-х годов не ослабевает, и республика, по объективным причинам, не может самостоятельно выйти из этой ситуации. Надеемся, что теперь лед тронулся. Мы также ходатайствуем перед Минкультом РФ о реставрации Зругского храма, завершении реконструкции Национального музея и строительстве центра культурного развития в Дигоре.

Кроме того, сенаторы подняли вопрос о финансировании реконструкции Республиканской детской клинической больницы, проведении капитального ремонта детских поликлиник Минздрава РСО-А и строительстве родильного дома в городе Моздоке. Также мы привлекаем внимание федерального центра к празднованию 1100-летия крещения Алании. Одним словом, большая часть самых острых и злободневных проблем республики была услышана и принята сенаторами. Чему я, безусловно, рад и за что благодарен своим коллегам.

— А кто в дальнейшем контролирует исполнение этих рекомендаций?

— Во-первых, уверен, что внимание к ним со стороны российского правительства будет пристальное, так как пришли они не из региона, который сам за себя просит, а из «верхней палаты» федерального собрания. Кроме того, мы в постоянном контакте и с ответственными сотрудниками Совета Федерации, и с непосредственными исполнителями. Ну и, к безусловным плюсам бюрократической машины в сенате можно отнести большой ряд механизмов, которыми контролируется исполнение документов. А ровно через год руководством палаты созывается совещание с участием представителей всех ведомств, задействованных в реализации пунктов постановления, и обсуждаются результаты проделанной работы.

— Вы инициировали проведение Дней парламента Республики Южная Осетия в Совете Федерации. Вдохновились успешным проведением предыдущих Дней?

— Не совсем так. Идея принадлежала нынешнему президенту, а тогда еще — спикеру парламента Анатолию Ильичу Бибилову. На одном из заседаний нашей межпарламентской комиссии он высказал такое предложение. Мы посоветовались с правовиками, оказалось, что в регламенте СФ закреплена такая форма международного сотрудничества. А в связи с тем, что в РЮО первая половина нынешнего года была посвящена выборам, запланировали проведение Дней парламента на осеннюю сессию. Сейчас подготовка к ним вступает в активную фазу.

— Александр Борисович, вы упомянули о комиссии по сотрудничеству СФ РФ и парламента Южной Осетии, которую возглавляете в Совете Федерации. Расскажите, чем именно занимается комиссия?

— Главное предназначение подобных образований, которые крепкими узами связывают сегодня Совет Федерации со многими другими иностранными парламентами, предполагает более тесные парламентские контакты. Но в нашем случае — вопрос о дальнейшем сближении и укреплении наших дружеских отношений не стоит, потому что народ Южной Осетии, как и ее парламент, давно уже определился в своем отношении к России. 98% населения республики одновременно является и гражданами Российской Федерации. Мы сблизились настолько, что нам очень важно, чтобы становление и формирование, в том числе и парламентской демократии, и в целом государственности Южной Осетии происходило эффективно, быстро и оправдывало, в первую очередь, ожидания самих людей. Я думаю, это и есть главная общая задача.

Одно из основных направлений работы комиссии — методическая помощь и содействие в развитии и укреплении законотворческого процесса. Существует большое количество вопросов, связанных, в том числе, с пенсионным обеспечением, высокотехнологичной медицинской помощью, поддержкой ветеранов освободительного движения, защитой интересов миротворцев и многое другое. Мы помогаем решать проблемы, связанные с организацией детского отдыха и учебой в лучших учебных заведениях России.
Без ложной скромности могу сказать, что мы — одна из наиболее эффективно работающих комиссий в Совете Федерации. Несмотря на довольно широкий круг вопросов, у нас высокая результативность в решении общих задач.

— Как вам кажется, насколько важна эта работа для югоосетинского народа?

— Квинтэссенцией всего того, что я делал, всегда оставалась Осетия. Я неустанно повторял, и буду повторять, что я представляю в СФ республику Северная Осетия — Алания, но при этом я представляю единый осетинский народ. Неважно, проживает он в строящем свою новую государственность Государстве Алания или по другую сторону Большого Кавказского хребта — Республике Северная Осетия — Алания.

Через отношение к Южной Осетии во многом формировались отношения к другим регионам с подобной историей, подобной судьбой. В Комитет по международным делам я перешел по рекомендации Валентины Ивановны (Матвиенко — ред.) из комитета по науке, образованию, культуре и информационной политике. И это позволило сосредоточиться на работе, связанной с сотрудничеством с Абхазией, Нагорным Карабахом, Приднестровской республикой, потом появившимся Луганской и Донецкой народными республиками, с интересами и становлением Крыма. Это все обуславливает мой неотъемлемый интерес ко всем, кому сложно в этом запутавшемся в двойных стандартах, лицемерии и злопыхательстве политическом мире.

— Давайте вернемся к президентским выборам в Южной Осетии, на которых вы были наблюдателем от Российской Федерации. Чего ждут в России от новой власти, и чего стоит ждать осетинскому народу?

— Все вызовы современного мира в равной степени распространяются, как на великую Россию, так и на небольшую по территории и малочисленную по населению Южную Осетию. Мы все находимся под влиянием одних и тех же процессов. Наши интересы спаяны и неразрывны, и договор о Сотрудничестве и интеграции тому подтверждение. Он предопределяет основные пункты деятельности, позволяющие интегрировать большую часть процессов, происходящих в обеих странах.

Нам не стоит устремлять свои ожидания к каким-то новым рывкам, потрясениям, переменам. Нам очень важен тот эволюционный процесс, который идет. Определен тот самый нужный ритм и его не нужно нарушать, ему нужно следовать. Я думаю, все те главные идеи, проверенные и апробированные прежним руководством, вполне подходят и к сегодняшним реалиям.

— Как Вы думаете, возможно ли расширение списка стран, признавших Южную Осетию?

— Учитывая те стремительные процессы в геополитике, с которыми мы в последнее время сталкиваемся, вполне возможно. Но нужно себя всегда отрезвлять пониманием того, что признания Великой России вполне достаточно для того, чтобы с уверенностью смотреть в будущее.

— Против вас в 2014 году были введены санкции, которые все время продлеваются. Как это отражается на вашей жизни?

— Когда президент России Владимир Владимирович Путин поднял вопрос о необходимости ввода войск на территорию Крыма для защиты интересов наших соотечественников, проживающих там, я одним из первых выступил перед коллегами. В своем выступлении я сказал, что если бы в 2008 году российская помощь не поспела вовремя, то ныне ни о республике Южная Осетия, ни о людях, которые там живут, у нас не было бы возможности даже говорить. Их ждал бы геноцид в своем самом современном и ужасном значении. Перед моими глазами всегда была судьба многострадального народа Южной Осетии, который, пройдя через горнило потерь, лишений, непрекращающихся военных действий пришел к своей свободе и независимости. Тогда это касалось Крыма, потом была Новороссия, Луганск, Донецк…

В итоге сначала Евросоюз, потом США, и теперь уже — мы посчитали — более 60 стран закрыли для меня свои границы. С точки зрения западной философии, это из ряда вон выходящий факт, потому что санкции на меня наложили за свободно изложенную позицию, которую я впоследствии отстаивал и реализовывал.

Ну и, как говорится, хула недруга — это лучшая похвала. Конечно, есть страны, в которых мне хотелось бы побывать еще раз. Но, совершенно искренне говорю, нет в мире мест, которые бы меня притягивали больше, чем счастливая судьба людей Крыма, навсегда вернувшихся к себе на Родину.

— Как вы сами сказали в начале нашего разговоры, за пять лет вашего представительства в Совете Федерации Вы успели поработать с тремя главами республики. Вячеслав Битаров, насколько известно, старается наладить взаимодействие с вами и с вашими коллегами в Госдуме. Расскажите об этой работе, пожалуйста.

— Каждый руководитель приходит на эту должность с определенными взглядами и выработанным стилем. Мне кажется, что, пришедший из успешного бизнеса, Вячеслав Зелимханович приверженец стиля руководства, во главу которого поставлена четкая, безусловная реализация поставленных планов. Бизнесмен — это, прежде всего, человек дела. Отличие Вячеслава Битарова от всех других руководителей в педантичном и ответственном подходе к достижению результата.

Для нас для всех стиль главы связан с поиском любой полезной возможности для экономики республики, обновления потенциала, который у нас есть. Я согласен, много времени было отдано решению политических проблем предыдущего этапа, но это была вынужденная мера.

Есть те, кто говорит, что раньше у нас все было плохо, не пытаясь анализировать, почему делалось то или не доходили руки до иного. Я не отношу себя к тем критиканам, которые безоговорочно не признают того, что делалось тогда. Я считаю, что закладывались необходимые условия для того, чтобы сегодня начать действовать. И, слава Богу, что есть человек, который хочет, а теперь осталось подтвердить, еще и может это сделать. Я очень хотел бы, чтобы этим человеком был Вячеслав Битаров. Поэтому убежден, как глава, он будет заниматься экономикой, как политик — судьбой своего народа.

— Александр Борисович, чего нам стоит ждать от выборов в Парламент РСО-А. Будут ли какие-то сюрпризы во время предвыборной кампании?

— «Сюрприз» — слово не из политического лексикона. В политике все должно быть прогнозируемо. Возможны какие-то шероховатости, погрешности, люфт, но — в рамках каких-то допустимых норм.

При этом считаю, что выборная кампания — она перманентна, и все наши действия направлены в копилку следующих выборов. И все, что начинает спешно делаться накануне дня голосования, всего лишь популистика. В последние годы в Осетии достаточно прочные позиции были у «Патриотов России» во главе с Арсеном Фадзаевым. Но если на прошлых выборах у них была возможность привлекать к себе внимание и наращивать свои ряды за счет достаточно выверенных оппозиционных взглядов, то сейчас, демонстрируя свою активную поддержку действующей власти и совместное участие во многих начинаниях, они могут лишиться своего главного козыря. На оппозиционных идеях значительно быстрее вырастает рейтинг, и завоевываются голоса. А насколько удастся сделать это в унисон с действующей властью и насколько этому поверят люди, покажут выборы.

Постоянный электорат есть у КПРФ. Старшее поколение по-прежнему голосует за коммунистов. Это хорошее качество — быть верным взглядам, которым ты присягнул когда-то, поэтому я с большим уважением отношусь и к сторонникам Коммунистической партии Российской Федерации.

У нас есть сторонники и «Справедливой России», чьи последовательное отстаивания идей социальной справедливости и приверженность демократическим принципам, отвечает ожиданиям многих людей. Владимир Жириновский своей экстравагантностью и эпатажностью, к сожалению, некоторыми неосторожными заявлениями отпугнул их у нас в республике, поэтому не думаю, что ему стоит рассчитывать на большой успех в Северной Осетии. Появились и новые партии, которые интересно двигаются в этом направлении. Они должны доказать свое право быть представленными в Парламенте в честной, но непростой для них борьбе.

Выборы – это момент истины для каждой из партий, потому что подтверждают то или иное положение жизни этих партий и свое право на дальнейшее существование и уже исходя из этого, происходит корректировка программ, векторов, направлений.

Думаю, будет достаточно много новых людей в Парламенте. Наше счастье в том, что мы обновляемся. Если обновления не будет, если не будет прилива, то быть нам застойным болотом.

— Под занавес сессии стало известно, что вы теперь в Совете Федерации будете возглавлять комиссию по работе с соотечественниками. Чем именно будет заниматься комиссия?

— Я думаю, усиление работы с соотечественниками за рубежом в рамках Совета Федерации неслучайно. Это касается не только парламента, вопрос недавно также обсуждался и на Совете безопасности. Мы неслучайно последнее время так озаботились судьбой наших соотечественников, проживающих за рубежом. Это не формирование какой-то пятой колонны или агентов нашего влияния. В мире десятки миллионов людей, которые в силу определенных обстоятельств лишаются возможности быть приверженцами своих традиций, обычаев, преследуются за использование родного языка. Зачастую, эти люди оторваны от своих родных и близких.

Спикер нашей палаты Валентина Матвиенко поручила мне обратить особое внимание на это направление. Я несколько лет занимаюсь проблемой беженцев, которая является одной из наиболее важных не только у нас в стране, но и во всем мире. Повсеместно интенсифицировались миграционные процессы. Со времен Великого переселения народов история не знала столь масштабных передвижений. Все это важно, непросто, но очень интересно.

— Отойдем немного от политики. Часто слышу о том, как вы помогаете тем, кто попал в сложную жизненную ситуацию. Несколько лет подряд в республику приезжали московские медики, чтобы обследовать сирот и воспитанников детских домов. Недавно вы учредили именные стипендии для одаренных детей. Складывается ощущение, что для вас благотворительность — это образ жизни.

— Есть два слова, которые не нуждаются в какой бы то ни было дополнительной этимологической поддержке: «благотворитель» (благо творить) и «добродетель» (добро делать).
Не раз говорил и повторю еще: все, что мы делаем, не имеет никакого значения, если не идет на благо наших детей. Они — наш важнейший капитал, в них направляются наши главные инвестиции, потому что это самый ответственный и ценный вклад в будущее. Уверен, что, помогая детям-индиго, вундеркиндам, талантам в различных сферах и областях, мы закладываем образ завтрашнего успешного осетина. На успешной реализации таких детей будет держаться доброе имя нашего народа.

Кстати, могу поделиться, как модно говорить, «инсайдерской» информацией. Осенью в Осетии начнется этап так называемых сенаторских мини-олимпиад для отличников, победитель которых будет зачислен на обучение в Классический пансион при Московском государственном университете.

Недавно я встречался с президентом школы Гульназ Сотниковой, которая подтвердила готовность сотрудничать. Неслучайно для такого опыта мы выбрали именно эту элитную школу. Это возрожденный Благородный университетский пансион, который был открыт по инициативе самого Ломоносова в 18 веке. Учредителями и инициаторами его воссоздания стали МГУ и Благотворительный фонд Патриарха Московского и всея Руси. В обучении упор делается на индивидуальное развитие каждого ребенка, в воспитании — на культивировании высоконравственных идеалов. Одним словом, растят интеллектуальную управленческую элиту страны. Гульназ Ивановна заверила меня, что все выпускники пансиона, подающие документы для поступления в МГУ, становятся его студентами. Разумеется, требования к знаниям в школе очень высокие. Но уверен, что в республике найдутся те, кто удивят и преподавателей пансиона такого уровня. Планирую еще проехать и лично ознакомиться с условиями, в которых живут ребята. Хоть и не сомневаюсь, что они более чем достойные. Если все пойдет нормально, ежегодно будем отправлять кого-то из наших деток в Москву на учебу.

— Еще один вопрос. Мне всегда было интересно, что может толкнуть человека, добившегося таких высот в бизнесе, каких достигли вы в свое время, вернуться на госслужбу. В 2005 году вы приняли решение уйти из бизнеса и стали полномочным представителем республики при президенте России. Расскажите, пожалуйста, что вас побудило вернуться к госслужбе?

— Точкой отсчета стал Беслан. Я часто повторяю это, что жизнь каждого осетина и любого человека, любящего Осетию, разделилась на «до» и «после» Беслана. «До» — я занимался одним, а после — посвящаю себя тому, чтобы быть хоть немного полезным тем, кто пострадал, кто выжил и памяти тех, кого уже нет. Уверен, что для Осетии важен любой человек, искренне, неустанно желающий для нее что-то сделать и способный к пожертвованию. Только тот, кто может думать не о личном, а о всеобщем благе и будущем, может называть себя патриотом.

— Ну, и напоследок, что бы вы пожелали своему народу?

— Я пожелаю того же, что желаю своей маме, своим детям и внукам, своим родным, близким и самому себе — будьте счастливы! Дарите добро, любите и почитайте друг друга и наше отечество.

sputnik-ossetia.ru/analytics/20170725/4560671.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back To Top
Поиск