skip to Main Content
Меню

В культурном Центре МОО отметили Праздник Великой Победы

«…это за взятие Варшавы, это за взятие Берлина, это за…» — Анатолий Албегов перебирает ордена и медали своего отца Цара Хасакоевича. Он принес их в общину, чтобы показать землякам, с чем вернулся с фронта его отец.

Традиционная Встреча на 9 мая свято чтится в осетинском доме на Новослободской. Потомки героев той страшной войны собираются здесь каждый год, чтобы вспомнить имена фронтовиков, рассказать об их подвигах.

«…А вот здесь они вдвоём с братом. Молодые, красивые. Они прошли всю войну и остались живы», — показывает дальше фотографию Анатолий.

Рассказывает он об отце и дяде с видным пиететом. В его семье воспоминания о них бережно хранятся, и не только в виде этих наград, но и в рассказах.

«У меня три внука, и они все знают о подвигах своего деда и его брата. Для них это не только память, но и школа. Я их сам к этому приобщаю».

Старший из братьев Албеговых Хадзбатыр в 1937 году закончил тбилисское училище НКВД и к моменту начала войны работал в органах безопасности. Младший Цара ушел на фронт летом 41-го. Был зачислен в артиллерию, затем в пулеметную роту. В 43-м получил ранение и попал в госпиталь. Там его наконец обнаружил Хадзбатыр — с начала войны старший брат пытался найти младшего, но поскольку на фронте войска все время передвигались и часто перебрасывались с одного места в другое, это было сложно сделать.

Долгожданная встреча произошла в госпитале. Хадзбатыр к тому времени состоял в управлении контрразведки «СМЕРШ». Когда Цара оправился и встал на ноги, брат забрал его к себе в управление и до конца войны они уже воевали вместе.

Свою первую Красную Звезду младший из Албеговых получил в 1942-м. Из родного Фарна пришло письмо от домочадцев, в котором сообщалось, что во время бомбежки села погибла двоюродная сестра братьев Тамара. Цара очень тяжело воспринял эту новость. И как раз в это время они стояли в болотистой местности, где им предстояло перейти мост через речку. Но батальон три дня не мог это сделать — на другом берегу немцы укрепились в блиндаже и обстреливали мост. Озлобленный дурными вестями Цара сгоряча кинулся в реку, переплыл ее и стал ждать в укрытии, когда же кто-то из фашистов выйдет из укрепления и станет понятным, куда открываются двери.

«Я потом когда спрашивал: «Пап, а зачем?», он отвечал: «Ну как же! Если они наружу открываются, то взрывная волна уйдет, а если вовнутрь, то все останутся там». И когда немец вышел по нужде, оказалось, что дверь открывалась вовнутрь. И он бросил противотанковую гранату им в печную трубу, а пулеметчиков расстрелял».

Вернувшись назад обнаружилось, что взвод Цара Албегова перебросили в другое место. О «заблудившемся» бойце сразу же донесли и его забрали в особый отдел. Но когда выяснилось, что отчаянный солдат решил проблему перехода моста, то вместо расстрела его представили к Звезде.

Вторую он уже получил под Варшавой. От целого взвода остались три бойца, среди них и Цара. Они отразили несколько атак противника и до прихода подкрепления смогли удержать рубеж. За этот подвиг их и представили к высокой награде.

О своем отце охотно рассказывает и Руслан Карсанов, сын Героя Советского Союза, генерал-майора артиллерии Казбека Дрисовича Карсанова.

«Самыми яркими чертами характера отца были деликатность и скромность. Нам, детям, он никогда ничего не приказывал – делай так, не делай эдак. Всегда спрашивал – А как ты думаешь? Чтобы ты сказал, если бы вот так да вот так?.. Удивительное дело — человек прошел две войны, и война не сделала его жестким».

Казбек Дрисович Карсанов, выпускник московского артиллерийского училища, участвовал в советско-финской войне. Действуя в группе разрушения, разведал и уничтожил несколько вражеских укреплений, чем обеспечил успешное продвижение наших войск. За героизм и отвагу в 1940 году ему присвоено звание Героя  Советского Союза.

Во время второй мировой войны Карсанов стал одним из первых командиров частей реактивной артиллерии – легендарных гвардейских минометов «Катюша». Командовал сначала дивизионом, затем полком, потом дивизией. В битве за Москву, будучи еще командиром дивизиона, сражался в 16-ой армии под командованием Рокоссовского. Под Москвой в районе деревни Скирманово, где в 1941 году немцы сосредоточили большое количество техники для наступления на Москву, артиллерийские дивизионы поработали на славу. Благодаря массированному залпу Катюш наступление фашистов было сорвано.

«Отец очень мало что рассказывал о войне – тогда все фронтовики так себя вели. Скромно. Более-менее я стал узнавать что-то, когда отец решил написать книгу воспоминаний о боевом пути 7-ой гвардейской минометной дивизии Катюш. Ну и мы с братом и сестрой помогали ему разбирать архивные материалы. Я тогда учился на факультете журналистики МГИМО. Ну, вот так я и узнал, как наши отцы воевали». – Руслан Карсанов, генеральный консул РФ во Франкфурте-на-Майне.

Казбек Дрисович так же участвовал в боях за Сталинград, в освобождении Смоленска, Белоруссии, Прибалтики, Восточной Пруссии и взятии Кенисберга. А в 1945 году, возглавляя сводный батальон 1-го Прибалтийского фронта, прошел по Красной Площади на Параде Победы.

Карсанова хорошо помнят в московской осетинской общине. Он любил находиться среди соотечественников. Несмотря на его могучий и грозный вид, он обладал тонким чувством юмора. Он легко мог рассмеяться и рассмешить собеседников.

«Если одним словом характеризовать Казбека Дрисовича, то это слово, наверное, будет — Величественный. Настоящий такой был человек. Вот он мог сидеть просто, ничего не говорить,  и все равно было видно,  что это личность, что это глубокий и содержательный человек». – Умар Шавлохов, заместитель председателя Совета МОО.

Многие из собравшихся в этот праздничный день в общине  – дети войны. Тогда, в те страшные годы их детства, страшным словом «война» было пропитано все. Не удивительно, что все события настолько ярко врезались им в память, что даже долгие годы мирной жизни уже не смогли стереть эти воспоминания.    

 «Я помню тот день… это было в Чиколе…  мы с бабушкой были на уборке картошки. Вдруг бах! И нас начали бомбить. Я, конечно же, еще малолетний ребенок, испугался и кинулся бежать и спрятался в овраге. Меня долго не могли найти, обнаружили лишь, когда стемнело. На следующий день немцы вошли в село. В нашем доме открыли санитарную часть. Помню как «тигр» — немецкий танк — не мог въехать в наши ворота и их домкратом сняли. Нас приютили соседи, которые жили напротив нас. А потом мы жили в землянке. Но уже в октябре немцы стали отступать». — Ким Батыров, член Совета старейшин МОО. 

Когда немцы пришли в Дзуарикау, братьям Заурбеку и Маирбеку Макеевым было по 5 лет. Несколько раз их жизнь в оккупированном немцами селении висела но волоске, но волею судьбы каждый раз им удавалось избежать худшего.

«Немцы рисовали значки на домах фронтовиков и коммунистов. И вот кто-то из наших местных, а возможно, что и партизаны, ночью стирали эти значки. Стерли и на нашем доме. И вот вызвали нас на допрос и вместе с братом обвинили в том, что это мы стирали эти значки. А нам всего-то по 5 лет! Представляете, по 5 лет! Мы отнекивались, конечно, и каким-то чудом матери удалось нас отстоять».

Отец Сергея Нигкоева погиб в первые дни войны. Ему хоть и не было еще и пяти лет, но он хорошо помнит что такое похоронка. В его родное село их пришло немало.

«Если цифрами говорить, то у нас одна семья потеряла шестерых братьев. 3 семьи потеряли по 5 братьев, 14 семей — по 4. Наши земляки-осетины оказались бесхитростными, они не увиливали, не придумывали болезни, не искали причины не пойти воевать, поэтому столько их и оказалось на войне».

Амирхану Торчинову повезло — перед тем как немцы вошли в Гизель, дядя вывез его с матерью в горную Санибу. Там он был у местных женщин на посылках — вместе с другими мальчишками они носили хлеб партизанам, засевшим в лесу.

«Я хорошо помню День Победы во Владикавказе. Такая пасмурная погода была. В 2 часа ночи началась канонада. Люди выбежали на улицу, у всех, у кого было оружие, все разрядили свои запасы патронов во время этой канонаде. А в 10 часов утра со всех районов республики приезжали грузовики, полные людей и на площади Ленина они все танцевали Симд. Вот таким я запомнил тот День Победы 45-го года».

Уже несколько лет директор культурного Центра МОО Тамара Васильевна Бедоева является членом фонда «Мир во имя жизни». Вместе с большой делегацией московских участников войны и детей концлагерей они объезжают города Воинской Славы. И везде, куда бы они ни приехали, в списках воинов-освободителей Тамара Васильевна находит имена наших земляков. 

«Ни один народ не может похвастать вот таким калейдоскопом — 34 героя из маленькой Осетии. А сколько у нас простых солдат и офицеров, которые не получили наград. Вот, пожалуйста! Бородино. После Прохоровки это было самое страшное танковое сражение. Это был танковый щит из 40 немецких железных машин. И вы знаете, кто пробил этот щит? Осетин Хетагуров. Солдат. А в Осетии его не знают. А вот в освобожденном маленьком городе есть музей Воинской Славы, и на самом видном месте портрет нашего осетинского парня Хетагурова. Я была в Чехове, и солдат Каргинов, артиллерист изображен на самом видном месте в Музее Воинской Славы. На эти выходные я ездила в калужскую область. Мы проезжали село Сальва и дволь проезжей части, у дороги, увидели памятник. Вы думаете кому? Газданову. Это наши осетины, о которых мы ничего не знаем. Да, мы знаем героев Советского Союза, но мы не знаем многого». — Тамара Бедоева, директор культурного Центра МОО.

О том, что многое безвозвратно утрачивается, говорил и художник Игорь Лотиев. По его словам, работая с архивными материалами и исследуя тему осетинской военной элиты, он все время находит новые, никогда ранее не звучавшие имена. Это люди, которые своей доблестью и мужеством сделавшие Славу для нашей страны и нашего народа.

«Вы знаете генерала Дзанкисова?! Его никто не знает. Это человек, который исполнял волю императора Александра II. Личная просьба государя к нему, была – «успокоение в Поляндии»! т.е. шляхтов и тому подобных. Человек делал важное дело и писал императору тет-а-тет. Кто хоть слово слышал об этом человеке?!  А ведь и архивные документы есть. Но в Осетии их нет, и не было никогда. Мы не знаем сами себя, наших старших — величайших людей! У нас нет очень важной вещи, очень важной – Зала воинской Славы. Нам нужен этот музей».

Ввиду этих фактов и доводов среди московских осетин была создана инициативная группа, которая готовит официальное письмо на имя правительства республики с просьбой открыть в Осетии музей Воинской Славы. Он просто необходим для того, собрать имена всех доблестных сынов нашего народа. Это предложение поддержали все присутствующие.

«Пока мы с вами живы, нам надо думать о том, что мы оставим после себя. Мы в вечном долгу перед людьми, которые сложили свои головы ради того, чтобы мы с вами сегодня были. Перед теми людьми, кто мужеством и честью, самоотверженно служил России, а вместе с тем и Осетии. Мы не имеем права предать их имена забвению», — Бексолтан Уртаев, председатель Совета МОО.

«Город стоит пока в нем есть хоть один праведник»… Пока есть люди, готовые отдать свою жизнь ради спасения других, мир имеет право на существование. А для того, чтобы те страшные дни войны никогд не повторились, нужно помнить, нужно бережно хранить воспоминания и рассказывать потомкам о том Великом Подвиге их дедов и прадедов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back To Top
Close search
Поиск